ЗЕЛИНСКИЙ НИКОЛАЙ ДМИТРИЕВИЧ

(1861-1953) русский ученый

 

Николай Зелинский родился в городе Тирасполе. Его отец Дмитрий Иосифович был заседателем от дворянства в Тираспольском уезде и губернским секретарем. Крест­ная мать новорожденного Мария Петровна Васильева приходилась ему родной бабушкой.

История рода Васильевых была необычной. Во время русско-турецкой войны, при штурме крепости Измаил, один из русских солдат нашел в горящем доме маленько­го турчонка. Его взяли в обоз, а потом вместе с полком увезли в Россию. Мальчику дали фамилию Васильев, по имени спасшего его солдата. Сын этого турчонка Иван Васильев был мужем Марии Петровны, дедом Н.Д.Зелин­ского с материнской стороны.

 

Зелинский рано лишился родителей, так как они по­гибли от туберкулеза. В доме остались двое — бабушка и внук. Мария Петровна жила в постоянной тревоге о здо­ровье Николеньки: медицина того времени считала тубер­кулез наследственным заболеванием.

Бабушка всячески старалась закалять внука, приуча­ла его к свежему воздуху и спорту. Он рано выучился пла­вать, грести, ездить верхом.

Мария Петровна заботилась не только о физическом развитии ребенка. Биографы Зелинского единодушно отмечают ее благотворное влияние на внука. Она сумела развить в нем те черты характера, которые особенно це­нили все знавшие Николая Дмитриевича: высокую прин­ципиальность, сознание своего долга, скромность, добро­ту, отзывчивость, любовь к людям. Бабушка с детства прививала ему трудовые навыки, приучала к усидчивос­ти, аккуратности, умению доводить до конца начатое дело. Николай Дмитриевич, вспоминая свое детство, всегда с большой теплотой говорил о бабушке, заменившей ему родителей.

Мария Петровна была и первой учительницей внука. Она выучила его грамоте и обучала первый год, а затем отдала в Тираспольское уездное училище. Научившись читать, Николенька много времени проводил за книгами. Еще до училища он читал Пушкина, Жуковского, Гоголя. Любимым писателем мальчика стал Гоголь. Эту любовь он сохранил на всю жизнь. Через много лет бюст Гоголя стоял в кабинете профессора Зелинского среди бюстов особо почитаемых им людей: Менделеева, Бутлерова, Некрасова.

Весной 1872 года Николай Зелинский окончил Тирас­польское уездное училище. Пришлось серьезно думать о дальнейшем образовании, надо было отдавать мальчика в гимназию. Мария Петровна не могла расстаться с внуком, она оставила свой дом и переехала в Одессу. В августе 1872 года Зелинский, успешно сдав вступительные экза­мены, был принят в первый класс Ришельевской гимна­зии. Гимназия, получившая столь знаменитое имя, при­надлежала к числу привилегированных учебных заведе­ний. В ней учились мальчики из аристократических се­мей и сыновья негоциантов. В гимназии действовал толь­ко что введенный в 1871 году устав, разработанный ярым реакционером, министром народного просвещения Д.Тол­стым. «Спасение юношества в изучении древних языков и в изгнании естествознания и излишних предметов, как способствующих материализму и нигилизму», — писа­лось в уставе. В соответствии с этим и было поставлено преподавание в гимназии, где учился Зелинский.

На изучение латинского и греческого языков, древне­го периода русской литературы и истории царствующего дома отводилась основная часть учебного времени. Вве­дены были элементы военной муштры. На школьном дво­ре ученики маршировали, по команде проделывая разно­го рода артикулы. За ними присматривали надзиратели- педели, большой частью из отставных унтер-офицеров. Николай Зелинский хорошо учился по всем предметам. Ему нравились латинский язык, древняя история и лите­ратура. Единственное, что ему не хотелось учить, -— это греческий. Впрочем, оценки и по этому предмету у него были хорошие.

Николай и в старших классах продолжал быть в чис­ле лучших учеников гимназии. Он примирился с гречес­ким, хорошо знал латинский, немецкий и французский языки. Учитель математики отмечал его как способного ученика, обладающего хорошим интеллектом, логикой мышления. Но Зелинский больше увлекался историей. Любовь к истории, особенно к истории военных походов, он сохранил на всю жизнь. Особенно любил читать о су­воровских походах, знал много интересных эпизодов из них и, когда рассказывал, непременно вспоминал историю своего прадеда-турка.

Зелинский считал для себя обязательным добросове­стно учить все предметы. Благодаря хорошим способнос­тям занятия не отнимали у него много времени, и он с упоением читал. В старших классах у него стала прояв­ляться склонность к естественным наукам. В гимназии был хорошо оборудован кабинет по физике. Вместе со своим другом Зелинский много часов проводил там, нала­живая приборы для физических опытов. Здесь он впер­вые познакомился и с химией. За двадцать лет до него в этом самом физическом кабинете начинал свою научную деятельность молодой преподаватель естественных наук Д.И.Менделеев. По совету учителя Зелинский взял в биб­лиотеке книгу Менделеева «Основы химии». Он не все понял в ней, поскольку Менделеев писал сложно, но мно­гие его мысли заставили Зелинского впервые задуматься о значении химии в жизни. К этой книге ученый возвра­щался потом еще много раз, и, возможно, ее первое про­чтение было первым шагом на его пути в химию.

В июне 1880 года Зелинский окончил гимназию и по­ступил на первый курс естественноисторического отде­ления физико-математического факультета Новороссий­ского университета. На естественном отделении в те годы лекции читали известные ученые Мечников, Сеченов, Ковалевский. Их деятельность не ограничивалась стена­ми университета. Они читали общедоступные лекции для городского населения, писали статьи, организовывали различные общественные мероприятия.

Из всех дисциплин, которые Николай Зелинский слу­шал на первом курсе, его больше всего заинтересовала химия. Учителя по химии сумели помочь студенту разгля­деть за сухими химическими символами сущность явле­ний. Познакомившись с периодической системой Менде­леева, он был покорен ее стройностью, строгой логичнос­тью, великим предвидением еще не познанного. Следую­щим открытием на его пути в химию стала теория строе­ния вещества, созданная А.М.Бутлеровым. Он сразу по­нял ее громадное значение, которое можно было сравнить только со значением менделеевского периодического за­кона.

Чем больше узнавал Зелинский о химии, тем прекрас­нее казалась ему эта наука, тем сильнее овладевало им желание посвятить себя химии, пойти по пути Менделее­ва и Бутлерова.

В 1883 году студент третьего курса Николай Зелинс­кий был выбран делегатом от студентов на 7-й съезд есте­ствоиспытателей и врачей. Среди докладчиков съезда был и A.M. Бутлеров.

Зелинский решил посвятить себя работе в области органической химии. Как самостоятельная наука органи­ческая химия родилась всего на одно столетие раньше него. История развития теоретических взглядов в химии заинтересовала молодого ученого: он все глубже входил в «дебри» органической химии, и теперь только экспери­ментальная работа его уже не удовлетворяла. На четвер­том курсе Зелинский написал свою первую самостоятель­ную работу по органическим веществам, которая, по сути дела, явилась одним из исследований в области органи­ческой химии. Она была опубликована в журнале русско­го физико-химического общества.

В 1884 году Зелинский окончил университет, и ему предложили работу при кафедре химии. Вскоре он женил­ся на Раисе Ивановне Дроковой. Теперь в семье Зелинс­ких по вечерам часто собиралась молодежь. На «огонек» заходили и солидные профессора. Но сам Зелинский иног­да сбегал от гостей в лабораторию. На него не обижались, знали: молодой химик беззаветно увлечен наукой. Раиса Ивановна с самого начала супружеской жизни проявля­ла удивительную чуткость и внимание к научной работе мужа, никогда не упрекая его за то, что большую часть времени он отдает лаборатории. Для Зелинского это был период становления как химика, как ученого.

Именно в это время изучение теоретических взглядов химиков подвело его к вопросам стереохимии. В 1885 году оставленный при кафедре химии факультетский стипен­диат Зелинский был направлен на два года за границу. Во время этой стажировки он должен был специализировать­ся по органической химии в Лейпциге и в Геттингене. Ему удалось получить соединение, обладавшее смертоносным действием. Это вещество, первооткрывателем которого он случайно оказался, чему в то время никто не придал зна­чения, через 30 лет немцы применили в бою при Ипре. Оно принесло смерть тысячам людей и впоследствии получи­ло название иприт. Тогда же, через тридцать лет после открытия этого газа, русский ученый-химик Зелинский направил все свои силы и знания на борьбу против дей­ствия иприта и выиграл ее, придумав противогаз.

Вернувшись из-за границы, он сразу начал обработку экспериментального материала, полученного им во вре­мя практических занятий в Лейпциге и Геттингене. Уче­ный написал десять статей, потом защитил магистерскую диссертацию, после чего был зачислен приват-доцентом в Новороссийский университет.

Вскоре Зелинский начал работать над докторской дис­сертацией. Вся работа состояла из восьми глав, изложен­ных на 190 страницах. Это исследование было ценным вкладом в теорию строения Бутлерова, ее развитием и дополнением. В 1891 году Зелинский блестяще защитил докторскую диссертацию. Он принял участие в исследо­вании глубин Черного моря и разгадал его «загадку», ус­тановив, что наличие большого количества сероводорода в глубинах моря является результатом не проникновения его сквозь донные трещины, не какой-либо химической реакции, а продуктом жизнедеятельности найденных мик­роорганизмов.

Весна и лето 1893 года были последними, которые Зелинские проводили в Одессе: осенью они уезжали в Москву. Ученый получил приглашение работать в Мос­ковском университете.

Зелинский сумел стать магнитом, который притяги­вал к науке талантливую молодежь. Он и сам много рабо­тал. За семь лет опубликовал около 90 работ. Он сделал несколько важных открытий в области катализа.

В 1911 году Зелинский ушел из университета. За во­семнадцать лет, проведенных в его стенах, он стал извес­тным ученым. Пришлось расстаться и с университетской квартирой. С 1911 по 1917 год Зелинский работал в Пе­тербурге.

 

После Октябрьской революции он возвращается в Москву, снова работает в Московском университете. В это время он больше занимается различными промышлен­ными разработками, в частности, работает над красите­лями по заказу анилиновой промышленности.

Зелинскому приходилось совмещать научную и педа­гогическую деятельность. В 1929 году его выбрали дей­ствительным членом Академии наук. Таким образом, он получил официальное признание своих заслуг. Зелинский был не только большим ученым, но и страстным агитато­ром за распространение химической науки и ее неутоми­мым организатором. В 1929 году в Московском универси­тете был открыт химический факультет.

За выдающиеся заслуги в науке Зелинский был удос­тоен звания Героя Социалистического Труда, торжествен­но отметили 90-летие со дня рождения ученого и 60-ле­тие его научной деятельности.

Зелинский считается основоположником целого ряда новых отраслей химической науки: химии нефти, химии белка, органического катализа, химии сверхвысоких давлений. Он создал десятки лабораторий, обучил тысячи химиков. Зелинский обогатил науку блестящими откры­тиями, громадным количеством исследований, широкими теоретическими обобщениями. Ему принадлежит около 600 научных трудов.

 

Великий русский ученый Д.И.Менделеев много лет тому назад писал о трех службах, которые любой выдаю­щийся ученый делает во имя Родины: первая из них — научный подвиг, вторая — это деятельность на педагоги­ческом поприще, третья — способствовать развитию оте­чественной промышленности. Согласно этому завету, Николай Дмитриевич Зелинский выполнил все три служ­бы Родине.