Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


ВЕЛАСКЕС, ДИЕГО РОДРИГЕС ДЕ СИЛЬВА

(1599-1660) испанский художник

 

Внешне жизнь этого художника текла размеренно и спокойно. Он никогда не подвергался преследованиям и даже серьезной критике, пользовался покровительством сильных мира сего. У него была большая и любящая семья. И тем не менее мало кто позавидовал бы жизни Веласкеса. В отличие от других художников, он никогда не продавал своих картин, ибо статус придворного живописца ограничивал жесткими рамками все его поведение. Большую часть времени ему приходилось тратить на свои придворные обязанности. И только за несколько лет до смерти живопись наконец заняла в его жизни подобающее место.

 

Веласкес родился в большом испанском городе Севилье в семье знатной, но небогатой. Его отец был выходцем из Португалии, и это обстоятельство во многом определило судьбу Диего. Как и многих других мальчиков, его отдали в монастырскую латинскую школу.

Однако через несколько лет, когда стали очевидны его способности к искусству, отец отвел Диего в мастерскую известного испанского художника Ф.Эрреры. Сам факт выбора подобной профессии был вызовом для испанской аристократии, ибо профессия художника считалась недопустимым занятием для дворянина. У Эрреры Диего проучился недолго: они не сошлись характерами. Впечатлительного мальчика пугал жесткий и требовательный Эррера, к тому же он недавно овдовел и испытывал внутреннюю неприязнь к внешнему миру. Поэтому менее чем через год отец перевел Диего к другому учителю — крупному испанскому художнику Ф.Пачеко. Одновременно с Веласкесом в мастерскую поступил его приятель, будущий известный живописец Ф.Сурбаран.

Дом Пачеко вскоре стал для Веласкеса ближе родительского. Хотя должность хозяина внушала страх (он был видным чиновником севильской инквизиции), характер у него был живой и общительный. Пачеко оказался горячим поклонником античности и прекрасным педагогом. В его доме Веласкес провел семнадцать лет и покинул его, только получив звание мастера живописи. Правда, он вернулся через полгода, поскольку женился на единственной дочери Пачеко Хуане Миранде.

Двери дома Пачеко были открыты для всех любителей искусства. Там бывали не только художники, но и поэты, музыканты и просто поклонники искусства. Одним из них был граф Хуан де Фонсека. Он занимал видное положение при королевском дворе, знакомство с ним, вскоре перешедшее в дружбу, сыграло в жизни Веласкеса весьма существенную роль.

После свадьбы художник прожил в Севилье четыре года. По совету своего учителя он занялся живописью на бытовые темы, по-испански — бодегонес. Его героями стали самые обыкновенные люди, и Веласкеса можно по праву считать родоначальником этого жанра в испанской живописи. Как и многие другие художники того времени, он писал и заказные портреты, а также должен был выполнять церковные заказы. Это было своего рода свидетельством благонадежности. Но художник постоянно старался как-то оживлять традиционные, застывшие во времени формы, добавляя в классические сюжеты отдельные черты своих современников. Так, для картины «Непорочное зачатие» в качестве натурщицы Веласкес привел с базара девушку-торговку. Именно ее лицо и стало основой для изображения облика девы Марии.

 

Жизнь в Севилье принесла ему известность как живописцу. Он был счастлив в браке, у него родилась старшая дочь и два сына. Однако размеренная жизнь резко оборвалась летом 1623 года. Взошедший на престол шестнадцатилетний король Филипп IV сменил практически все придворное окружение своего отца. Одним из тех, кто был вызван в-столицу, оказался Хуан де Фонсека. Он занял высокую должность королевского капеллана и распорядился призвать во дворец Веласкеса.

Осенью 1623 года Диего Веласкес вместе со своим тестем Пачеко приехал в Мадрид и почти сразу же был назначен придворным живописцем. Ему отвели парадные апартаменты в одном из крыльев королевского дворца и не менее просторную мастерскую в одном из пригородных замков. Казалось, художник получил все условия для работы. Ему стала доступной великолепная коллекция живописи, хранившаяся в дворцовых залах. Кроме того, он перестал зависеть от случайных заработков и недремлющего ока инквизиции.

Но большую часть своего времени художник был вынужден отдавать придворному церемониалу. Резко огра­ничивалась и тематика его картин, а основным жанром на многие годы становится портрет. Веласкес был прежде всего обязан писать парадные портреты короля и членов его семьи, посыпались заказы и от придворных. Вскоре популярность Веласкеса выросла настолько, что при дворе уже стало зазорным не иметь портрета его работы.

Кроме придворных портретов, Веласкес создал целую галерею изображений деятелей испанской культуры. Именно по его портретам мы знаем, как выглядели драматурги Лопе де Вега, Тирсо де Молина и Кальдерон. Особенно близким другом Веласкеса стал известный испанский поэт Кеведо. Они посвящали друг другу свои работы. После того, как Веласкес написал великолепный портрет Кеведо, тот посвятил художнику сонет.

Веласкес много раз писал и короля Филиппа, а также его детей. Особенно часто он писал дочь Филиппа инфанту Маргариту. Сохранилось несколько портретов, на которых видно, как постепенно она взрослела и менялось ее лицо.

Однако популярность Веласкеса вызывала не только поклонение, но и зависть. Однажды недруги художника пытались оклеветать его, сказав королю, что Веласкес ничего не умеет рисовать, кроме голов. Чтобы показать свое действительное превосходство, Веласкес написал большую историческую картину «Изгнание морисков». На ней была изображена одна из самых трагических страниц испанской истории — изгнание из страны всех, кто имел арабское происхождение. Хотя резкая экспрессия картины противоречила ее парадному, официальному предназначению, король пришел в восторг от работы Веласкеса и велел выставить картину в одном из дворцовых залов для всеобщего обозрения. Там картина провисела несколько недель, после чего король велел перенести ее в зеркальный зал, где висели его любимые картины Тициана и П.Рубенса. А сам художник получил весьма высокую по тем временам награду— стал хранителем королевской двери, что было равноценно должности камергера.

В 1628 году в Испанию приехал великий голландский художник Рубенс. На протяжении нескольких месяцев он жил в доме Веласкеса и даже работал в его мастерской. Увидев картины художника, Рубенс убедил короля отправить Веласкеса в Италию. Там Диего прожил почти два года, и его творчество приобрело зрелость и глубину.

По возвращении в Испанию Веласкес вновь поселился во дворце, но теперь у него было больше свободы. Король прислушивался к его советам и даже доверил художнику комплектование своей личной коллекции картин. Для этого Веласкес был вновь командирован в Италию, еще не подозревая, что эта командировка сильно затянется. После того как в Италии он выполнил великолепный портрет Папы Римского Иннокентия X, тот не захотел расставаться с художником и направил соответствующее послание испанскому королю. Побоявшись потерять Веласкеса, Филипп IV прислал ему сердитое письмо, и художник был принужден вернуться в Мадрид. Он привез с собой большую коллекцию античных скульптур, а также работы итальянских художников.

Филипп IV не только не наказал своего придворного живописца, но и возвел его на высшую в государстве должность — гофмаршала. Теперь Веласкес наконец получил полную независимость. Свое назначение он отметил весьма своеобразно — создал единственное в своем творчестве изображение обнаженной женщины — «Венера и Купидон» (1651). Веласкес практически первым начал интерпретацию знаменитой. «Венеры» Тициана (вспомним, например, позднейшие «Олимпию» Э.Мане или «Потерю невинности» П.Гогена). Однако, в отличие от Тициана, Веласкес стремился отойти от идеализации своей модели, он более реалистичен и конкретен.

Подобный поступок в Испании, где царствовала инквизиция, расценивался как своеобразный вызов. Но по­скольку Веласкес был популярен, знаменит и богат, его никто не посмел тронуть.

Основное время живописец по-прежнему уделял портретам, особенно удавались ему изображения детей. Так, он неоднократно писал дочь Филиппа IV инфанту Маргариту, а также ее юных фрейлин — менин. На картине «Менины» (1656) Веласкес изобразил не только себя, но и свою дочь в платье одной из фрейлин.

 

Придворная карьера Веласкеса также достигла своей вершины: король наградил его высшим орденом Испа­нии — крестом Сантьяго. Это был единственный в своем роде случай, когда человек искусства стал кавалером одного из древнейших в Европе рыцарских орденов.

Однако сам художник в это время уже был тяжело болен. И только многолетняя привычка к работе позволяла ему каждый день проводить за мольбертом. Но силы его продолжали убывать, и после присутствия на пышной церемонии бракосочетания королевской дочери и французского короля Людовика XIV, будущего короля-Солнца, он слег и через несколько часов умер.