Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net Как правильно варикоз лечить


ВЕЙСМАН, АВГУСТ

(1834-1914) немецкий биолог

 

Вся жизнь Августа Вейсмана прошла в постоянной борьбе. В юности он долго отстаивал свое право заниматься наукой, поскольку родители хотели, чтобы их сын стал врачом. В зрелые годы ученый много сил отдал борьбе с болезнью глаз, не дававшей ему заниматься любимым делом.

 

Вейсман родился во Франкфурте-на-Майне, где его отец работал в местном университете профессором пра­ва. Поскольку в семье Вейсманов юриспруденция считалась наследственным делом, родители долго не могли смириться с увлечением Августа.

Однако юноша наотрез отказался заниматься юридическими науками и после окончания гимназии поступил в Петтингенский университет, а затем в течение нескольких лет проработал врачом. Сначала он жил в Ростоке, а позже открыл практику в своем родном городе. Но увлечение биологией не оставляло его, и каждую свободную минуту он проводил за микроскопом.

После того, как Август в течение двух месяцев проработал в лаборатории биолога К.Лейкарта в Гессене, он сделал окончательный выбор в пользу этой науки. В 1861 году Август оставил медицинскую практику и решил посвятить себя зоологии. Вейсман переезжает во Фрайбург и начинает преподавать в университете. Вскоре он становится доцентом кафедры зоологии, а в 1873 году его избирают ее профессором.

В то время весь научный мир находился под впечатлением трудов Чарлза Дарвина. Поэтому Вейсман начал с того, что решил проверить правильность его теории биологическими методами. Он начал изучать особенности размножения простейших животных — гидр и дафний, чтобы на их примере подтвердить сформулированные Дарвином положения теории эволюции.

Уже в первых работах Вейсман сделал крупное открытие — описал так называемый гистолиз — построение организма взрослого насекомого из клеток его разрушенной личинки. Но в 1864 году болезнь глаз помешала ему заниматься микроскопией. Врачи потребовали прекратить работу. Чтобы помочь ученому, его друзья добились длительного отпуска. Вейсману было предоставлено право заниматься только научной работой и не читать лекции в университете.

Ученому пришлось подчиниться, но он не оставил любимого занятия и занялся исследованием животных более крупного размера. Он описал диморфизм у бабочек, что и позволило ему сделать важнейшие наблюдения над механизмом передачи наследственных изменений.

Лишь через два года Вейсман смог возобновить систематическую работу за микроскопом и предпринял фун­даментальные исследования дафнии и гидры. Наблюдения цикла развития простейших привели его к гипотезе о непрерывности существования зародышевой плазмы.

Ученый увидел в ней цитологические доводы в пользу невозможности наследования приобретенных признаков. Вывод Вейсмана повлиял на дальнейшее развитие теории эволюции и дарвинизма. Он также сделал ряд фундаментальных наблюдений, подтверждавших дарвиновскую теорию естественного отбора.

Но вскоре новое обострение болезни глаз вынуждает его прекратить работу за микроскопом. Теперь врачи опасаются за его зрение настолько серьезно, что рекомендуют более не возвращаться к работе, связанной с непосильным напряжением для глаз. Поэтому вторую половину жизни Вейсман и занимался в основном теоретическими проблемами биологии.

 

Его главная заслуга заключается в том, что он подчеркнул существенную разницу между наследуемыми и приобретенными признаками, утверждая, что они не передаются по наследству. Практически ученый указал новое направление исследований в эволюции животных.

Исследования Вейсмана впервые показали общебиологическое значение митоза и фундаментальную роль хромосомного аппарата при делении клеток. Вейсман также впервые доказал, что должны существовать единицы наследственности. Ученый назвал их идами, но теперь очевидно, что он имел в виду гены. Выводы Вейсмана намного опережали его время, не случайно многие положения трудов ученого современники воспринимали критически. Лишь много позже, когда американский биолог Э.Вильсон подтвердил наблюдения ученого о деятельности хромосом, стало очевидно, что Вейсман был прав.