Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


ШОЛОХОВ МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ

(1905-1984) советский писатель

 

В двадцатые годы в отечественную литературу вошло поколение молодых прозаиков и поэтов, прошедших сквозь огонь революции и Гражданской войны, — Э.Баг­рицкий, М.Булгаков, М.Зощенко, Н.Тихонов. Среди них был и Михаил Шолохов, который сразу же выделился своей самобытностью. Он описывал совершенно неизве­стную жизнь казачества и практически до конца оставал­ся певцом этой темы. Писатель очень хорошо знал ту жизнь, о которой писал.

 

Михаил Шолохов родился на хуторе Кружилин каза­чьей станицы Вёшенская в Ростовской области, на юге России. Его мать была дочерью крепостного крестьяни­на, пришедшего на Дон с Черниговщины, а отец, выходец из Рязанской губернии, сеял хлеб на арендованной каза­чьей земле, был приказчиком, управляющим паровой мельницы. С самого рождения на мальчике лежала свое­образная печать отчуждения: ведь отец его не был каза­ком, считался «иногородним», а сам он был незаконнорож­денным. Родители узаконили свои отношения, когда Шо­лохов был уже подростком. Свои впечатления о горьком детстве писатель позже отразил в рассказе «Нахаленок».

Ему очень хотелось учиться, но удалось закончить всего четыре класса гимназии — сперва началась Первая мировая, а затем Гражданская война, и пятнадцатилет­ний подросток записался добровольцем в продовольствен­ный отряд. Рассказывают, что однажды он попал в руки банды Махно, но атаман пожалел его по малолетству и отпустил на все четыре стороны. Об этих событиях по­том будет написана небольшая повесть «Путь-дорожень­ка». В своей автобиографии писатель вспоминал те годы: «Гонялся за бандами, властвовавшими на Дону до 1922 года, и банды гонялись за нами. Все шло как положено. Приходилось бывать в разных переплетах».

В 1922 году, когда большевики окончательно взяли власть в свои руки, Шолохов приехал в Москву. Здесь он принимал участие в работе литературной группы «Моло­дая гвардия», а чтобы прокормиться, работал грузчиком, разнорабочим, делопроизводителем, каменщиком, счето­водом. В 1923 году в газете «Юношеская правда» были напечатаны его первые фельетоны, а в 1924 году, в той же газете, первый рассказ — «Родинка». Шолохов чув­ствовал. что ему не хватает образования, и поступил на рабфак, после чего собирался учиться в институте. Одна­ко рабфак он так и не закончил, и с мечтой о высшем об­разовании ему пришлось распрощаться навсегда.

Летом 1924 года Шолохов вернулся в родную стани­цу. К тому времени он уже женился и стал жить в семье своего тестя, редактора областной газеты, достаточно образованного для своего времени человека. В Вёшенской Шолохов почти безвыездно прожил всю оставшуюся жизнь.

Вернувшись на родину, молодой писатель вплотную занялся литературным творчеством. В 1925 году в Моск­ве вышел сборник его фельетонов и рассказов о Граждан­ской войне под заглавием «Донские рассказы», а через год — сборник рассказов «Лазоревая степь». Предисло­вие к последнему сборнику было написано также выход­цем из казаков, писателем А.Серафимовичем. Он писал, в частности: «Как степной цветок, живым пятном встают рассказы Шолохова». Серафимович отметил образный, «цветной язык» молодого писателя, сжатость и точность характеристик, зоркость взгляда и полное соответствие жизненной правде. Правда, сам Шолохов считал свой пер­вый опыт неудачным и до 1940 года не перепечатывал ран­ние рассказы.

С 1926 по 1940 год он работал над эпическим пове­ствованием о Первой мировой войне, революции, Граж­данской войне, где воссоздавал сложную историю жизни казака Григория Мелехова. Уже в 1934 году два первых тома романа «Тихий Дон» появились на Западе. Извест­ная немецкая писательница Анна Зегерс позже написала о первых томах «Тихого Дона»: «... когда мы читали... пе­ревод, мы поняли, что происходило со старым народом в новой стране. Мы проглотили огромный кусок жизни, который Шолохов бросил нам, страшно голодным до прав­ды. И казалось, будто он при этом крикнул: "Вы хотите знать все, здесь это все!”».

Особенно мучительно дались ему две последние кни­ги. Он не приукрашивает суровой жизненной правды и оставляет своего героя на распутье. Писатель не захотел следовать установившейся в социалистической литерату­ре традиции, согласно которой герой обязательно пере­воспитывался в ходе революции и Гражданской войны. Пережив страшные и драматические события, потеряв практически всех своих близких, Григорий, подобно мил­лионам русских людей, оказался духовно опустошенным. Он не знает, что будет делать дальше и сумеет ли вообще жить. Именно этим шолоховский герой интересен чита­телю, который переживает трагическую судьбу отдельно­го человека и всего казачьего рода как свою собственную.

Этот роман сразу же прославил молодого писателя. Но эта слава оказалась для Шолохова безрадостной. Вскоре началась планомерная травля писателя, вызванная тем, что в своем романе он не стал придерживаться установ­ленной точки зрения на революционные события и отра­зил их не так, как было принято. Свою роль сыграло и письмо Сталина, в котором он писал, что не согласен с авторской трактовкой образов коммунистов.

Шолохову приходилось объяснять свою позицию, до­казывать, что он не отошел от жизненной правды. Какое-то время писатель искренне верил, что ему удастся отсто­ять свое право художника описывать жизнь такой, какая она есть на самом деле, со всеми ее драмами и проблема­ми. В 1932 году он закончил первую часть романа «Под­нятая целина», посвященную событиям коллективизации на Дону. И здесь писатель попытался откровенно расска­зать о трагедии донских казаков.

Правда, в сороковые-пятидесятые годы он подверг пер­вый том «Поднятой целины» существенной переработке, а в 1960 году завершил работу над вторым томом, где уже доминирует официальная, а не авторская точка зрения. Не случайно при вручении Нобелевской премии по лите­ратуре в 1965 году Шолохов сказал, что его целью было «превознести нацию тружеников, строителей и героев».

 

Впечатления о Великой Отечественной войне, куда Шолохов отправился военным корреспондентом, отрази­лись в многочисленных статьях и незаконченном романе «Они сражались за Родину». Автор пытался рассказать правду о первых днях войны, но она настолько расходи­лась с официальной точкой зрения, что при публикации от романа остались лишь отдельные главы.

В течение последних сорока лет жизни Шолохов за­нимался общественной деятельностью и практически ничего нового не написал. Трудно сказать, когда, как и почему сломался писатель. Хотя на это были свои причи­ны. Прежде всего, Шолохов не мог полностью подчинить­ся тому идеологическому диктату, который господствовал в советской литературе. Аналогичным образом вели себя и некоторые другие советские писатели, лишенные сво­боды творчества.

Но было и другое, не менее болезненное для Шолохо­ва обстоятельство. Фактически сразу же после выхода первых томов «Тихого Дона» появились слухи о том, что этот роман написал не он, а другой человек, с которым Шолохов познакомился на фронтах Гражданской войны и после гибели которого присвоил рукопись. Говорили, что материалы об этом публикуются в западных журна­лах и что у писателей этот факт не вызывает сомнения. Некоторые критики действительно ставили авторство Шолохова под сомнение, мотивируя это тем, что, когда писатель приступил к работе над романом «Тихий Дон», он был еще совсем юным и не мог в силу своего возраста написать такое потрясающее, психологически тонкое и глубокое эпическое произведение. Творчество Шолохо­ва подвергали тщательному анализу, сравнивали язык и стиль ранних и поздних произведений писателя. В дока­зательство самобытности таланта Шолохова приводили его известное произведение— рассказ «Судьба человека», в котором в полной мере проявилось мастерство писате­ля. Это небольшое произведение даже называли «расска­зом-эпопеей» — настолько объемным было его содержа­ние, настолько совершенной композиция. По этому рас­сказу был снят кинофильм с одноименным названием, где роль главного героя, Андрея Соколова, блестяще сыграл Сергей Бондарчук.

Официальная критика и читатели поддерживали Шо­лохова. Для них он оставался самобытным писателем, с огромным талантом и неистраченным творческим потен­циалом. От него ждали новых произведений, и хотелось, чтобы они были — ведь для его критиков отсутствие но­вых произведений являлось как бы доказательством того, что Шолохов не мог написать «Тихий Дон», так как боль­ше ничего подобного не написал.

 

Такое потрясение не прошло для него бесследно. Он замкнулся в себе, начал пить. И если вначале все-таки выезжал из родной станицы в Москву и другие города, присутствовал на встречах писателей, то в последние годы жизни о нем мало что было известно.

Споры об авторстве Шолохова иногда возникают и сейчас, хотя никаких точных доказательств никто приве­сти не может. Одни пытаются увеличить срок его жизни, утверждая, что он родился несколькими годами раньше, поэтому к моменту написания «Тихого Дона» был уже вполне созревшим человеком. Другие начинают припи­сывать ему соавторов, выступая такими же «неистовыми ревнителями», как и противники Шолохова в тридцатые годы.

Во всяком случае, тайна писателя остается нераскры­той. Теперь даже некоторые из его защитников, которые не сомневаются в авторстве Шолохова, предполагают, что часть материала писатель, возможно, обрабатывал не сам. Так, в некоторых главах можно заметить отдельные, не­свойственные его стилю вставки, хотя на общую концеп­цию произведения они не влияют и в последнем издании романа практически незаметны.

Однако для большинства читателей Михаил Шолохов остается глубоким, самобытным писателем, произведения которого стали классическими уже при его жизни. Изве­стный финский прозаик Мартти Ларни, который считал, что человеку при жизни не сооружают памятников, тем не менее говорил: «Но что поделаешь, если Михаил Алек­сандрович Шолохов своим повествовательным искусст­вом уже воздвиг себе памятник в мировой литературе. И я уверен, что никакие новые течения не способны поко­лебать его незыблемое положение ведущего прозаика Европы».