Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


ШЕРРИНГТОН, ЧАРЛЗ СКОТТ

(1857-1952) английский биолог

 

Чарлз Шеррингтон родился в предместье Лондона Ислингтоне. Его отец был сельским врачом в местечке Кейстер. Он умер, когда Чарлз и два его младших брата были еще детьми. Вскоре мать Чарлза, Энн Шеррингтон, вышла замуж за Кейлеба Роуза, врача, археолога, геоло­га и знатока классических языков и классической литера­туры. Роуз стал настоящим отцом для детей. Особенно к нему привязался Чарлз. Роуз сумел заинтересовать его искусством, историей и философией, а впоследствии он же повлиял на выбор им медицинской карьеры.

Шеррингтон пять лет учился в грамматической шко­ле, но вынужден был покинуть ее, поскольку отчиму не­чем было платить за учебу. Чтобы помочь семье, Чарлз поступил санитаром в Лондонский госпиталь св. Томаса. Именно там у него и возникла мысль изучать медицину. В течение года он был вольнослушателем у физиолога Май­кла Фостера в Кембриджском университете. Год спустя финансовое положение семьи улучшилось, и Шеррингтон стал студентом Гонвилл-энд-Кайус-колледжа в Кембрид­же. Вскоре он определил сферу своих научных интере­сов деятельность головного мозга животных.

Еще студентом Шеррингтон начал работать с сотруд­ником Фостера — Джоном Ленгли. Они изучали живот­ных, у которых производилось частичное удаление голов­ного мозга — децеребрация. Этот метод был предложен немецким ученым Ф. Гольцем, поэтому в конце 1884 г. Шеррингтон отправился в Германию и несколько месяцев проработал в Страсбурге, чтобы изучить этот метод у са­мого Гольца. Но исследовательская работа была неожи­данно прервана.

 

В 1885 году Чарлз получил диплом врача и был направ­лен в Испанию и Италию для исследования эпидемий хо­леры. Там он заинтересовался микробиологией. Стрем­ление продолжить эту работу привело его в Берлин. Год Шеррингтон изучал патологию у Рудольфа Вирхова и бак­териологию у Роберта Коха. Вернувшись в Лондон, в 1887 г. он начал читать лекции по системной физиологии в госпитале св. Гомаса. В 1892 г. Шеррингтон женился на Этель Мери Райт, у них родился сын.

Чарльз начал изучать рефлексы и физиологию спин­ного мозга. В то время ученые считали, что рефлексы мож­но объяснить чисто механически, не вникая в процессы сознания. Исследования, проводившиеся Гольцем на жи­вотных с полностью удаленным головным мозгом, убеди­тельно доказали, что многие рефлексы замыкаются исклю­чительно в спинном мозге — отделе центральной нервной системы. Шеррингтон прекратил врачебную деятельность и перешел в Браунский институт патологии в Лондоне, где изучались заболевания животных.

Он потратил много лет, чтобы составить карты иннер­вации (обеспечения нервными окончаниями) различных участков тела для каждого корешка спинного мозга.

Эта кропотливая работа привела к ряду важных от­крытий. В частности, Шеррингтон установил, что лишь треть всех нервных волокон, идущих к мышцам, являют­ся двигательными, т.е. несущими команды от центральной нервной системы. Остальные — чувствительные волокна, по которым информация от мышц поступает в централь­ную нервную систему. Благодаря этому мышцы работают как единое целое под контролем нервной системы.

В 1895 г. Шеррингтон стал профессором физиологии Ливерпульского университета. Полученные им анатоми­ческие данные легли в основу работ по рефлексам спин­ного мозга. Подробное изучение взаимоотношений меж­ду различными нервами позволило выявить основные за­кономерности деятельности нервной системы.

Шеррингтон открыл явление торможения мышц-антагонистов. Так, когда при коленном рефлексе голень раз­гибается, сокращаются мышцы-разгибатели и одновре­менно расслабляются мышцы-сгибатели. Ученый обнару­жил, что нервы, контролирующие функции этих двух групп мышц, взаимодействуют таким образом, что возбуж­дение одних вызывает торможение других. Сходные вза­имосвязи существуют и в других отделах нервной систе­мы. Шеррингтон установил, что «все разнообразие функ­ций спинного и головного мозга зависит от взаимодей­ствия между двумя основными процессами — возбужде­нием и торможением».

Стремясь объяснить причины данного явления, он пришел к выводу, что его данные по физиологии рефлек­сов можно объяснить передачей возбуждения через кон­такты между нервными клетками. Область такого контак­та ученый назвал синапсом. Это фундаментальное поня­тие послужило связующим звеном между изучением реф­лексов и электрофизиологией.

Результаты своих исследований Шеррингтон опубли­ковал в книге «Интегративная деятельность нервной сис­темы». В сущности, он заложил основы особой науки — нейрофизиологии. Отметим, что книгу Шеррингтона спе­циалисты в области неврологии изучают и поныне. В 1913 г. ученый переехал в Оксфорд и стал профессором физиологии Оксфордского университета. Там он прора­ботал в течение 23 лет. вплоть до выхода на пенсию, пре­рвав исследования в области нейрофизиологии лишь во время Первой мировой войны.

Шеррингтон много занимался практическими вопро­сами, в частности, исследовал скорость утомления чело­века. занятого однообразным трудом. Руководимая им кафедра превратилась в крупный научный центр, разра­батывающий новые методы и аппаратуру для физиологи­ческих исследований. Шеррингтон был не только прекрас­ным исследователем, но и великолепным педагогом. Он любил повторять студентам, что «изучение человеком мира чувств, по-видимому, опередило исследование им разума». Лекции и демонстрации ученого оказали боль­шое влияние на многих будущих нейрофизиологов и не­врологов. Он создал большую научную школу, из кото­рой вышло немало крупных ученых.

 

В 1922 г. Шеррингтон был удостоен дворянского зва­ния. Он был членом Королевского общества, а с 1920 по 1925 г. — его президентом. Кроме того, ему была присуж­дена Королевская медаль и медаль Копли Королевского научного общества (1927). Ему были присуждены также почетные степени Оксфордского, Лондонского, Шеффил­дского, Бирмингемского, Манчестерского, Ливерпульско­го, Уэльского, Эдинбургского, Парижского. Упсальского, Гарвардского университетов, университета Глазго и мно­гих других научных и учебных заведений.

Нобелевская премия по физиологии и медицине за 1932 г. была присуждена Эдриану и Шеррингтону «за от­крытия, касающиеся функций нейронов». Работы Шер­рингтона открыли новую эпоху в физиологии нервной системы. И в наши дни многие его открытия не устарели. Они имеют важнейшее значение для понимания причин многих заболеваний нервной системы.

Большим потрясением для Шеррингтона стала смерть горячо любимой жены в 1933 году. Несколько месяцев ученый не мог продолжать работу, но и затем смог со­браться и вернулся в лабораторию. Правда, через два года он все же вышел на пенсию, но произошло это незадолго до его восьмидесятилетнего юбилея. Несмотря на отстав­ку, он продолжал читать лекции, писать труды и работал консультантом в ряде музеев. Вскоре ученый покинул Оксфорд и переехал в более спокойный Истборн. Там он и умер в 1952 г. от сердечного приступа.