Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net Как правильно варикоз лечить


СЭЛИНДЖЕР, ДЖЕРОМ ДЭВИД

(1919-2010) американский писатель

 

Эрнест Хемингуэй в 1940 г., встретившись с молодым автором на фронте в Нормандии, сказал ему: «Вы чертов­ски талантливы». Этот талантливый писатель в юности с трудом преодолел желание отца сделать из сына, как и он сам, торговца колбасами и сырами. Сэлинджер учился в колледжах, потом в Пенсильванской военной академии. Тут-то при свете карманного фонарика, укрывшись с го­ловой под одеялом, он и начал писать. Первый рассказ «Молодые люди» был опубликован в 1940 г. Четыре года Джером прослужил в армии, был на фронте.

 

В 1951 г. Сэлинджер опубликовал роман «Над пропа­стью во ржи» (буквально «Ловец во ржи»). И вот уже не­сколько десятилетий герой этой небольшой книжки, Хол­ден, властвует над умами и душами читателей.

Холден — странный чудак, некое подобие рыцаря пе­чального образа Дон Кихота. Этот шестнадцатилетний подросток обладает тонкой и впечатлительной натурой, ему нестерпима фальшь мира, у него «абсолютный нрав­ственный слух». И он страшно одинок. Он ни от кого и ниоткуда не слышит отклика. Как в пустыне. И замыкает­ся в себе. Мир ему ненавистен, и прежде всего школа в Пеней, где царит грубость, пошлость, хамство. Холден дан в романе уже в момент кризиса, когда ранимая душа под­ростка надрывается от отчаяния и разочарования. Даже его любимая подружка Салли оказывается обыкновенной, скучной, рассудительной и приземленной и не может его понять.

Холден подчас неуклюж, неадекватно, истерично вы­ражает свои чувства. Его нервы напряжены. В день похо­рон брата все ему стали так отвратительны, что он побил стекла в отцовском гараже и поранил себе руки.

Холден сам называет себя ненормальным. Он хрупок и слаб, чтобы бороться с отвратительным миром. Он горе­стно ощущает, что в мире есть не отдельные гадости, а море бедствий. И словно рефрен повторяются в книге сло­ва: «...грустно и одиноко, мне было грустно и одиноко».

История Холдена — это исповедь чистого и честного подростка, который потрясен царящим лицемерием и по­шлостью. Особая тонкость его души выражена в его отно­шении к незащищенным детям. Мечта героя — стоять над пропастью во ржи, где играют дети, и охранять их от па­дения в эту пропасть.

Холден выразил настроение поколения, которое в 50-е годы, в разгар «холодной войны», назвали «молчащим поколением», т.е. несогласным с политикой правительства и с поддержкой этой политики благонамеренным амери­канским обществом. Роман «Над пропастью во ржи» на­зывали манифестом целого поколения.

С 1948 по 1959 гг. выходит цикл рассказов о семье Глассов: «Хорошо ловится рыбка-бананка», «Френни и Зуи», «Выше стропила, плотники!», «Знакомьтесь: Симур». Герои этих рассказов тоже страдают от конформизма, пошлости, мертвечины окружающего мира и до отчаяния беспомощны что-либо изменить. Всюду царит расчет, ко­рысть. И даже искусство продается и покупается. Поэт в мире мещан словно Гулливер среди лилипутов.

Книги Сэлинджера критиковали буржуазный мир с эстетических и этических позиций. Так, Оноре де Домье в «Голубом периоде де Домье Смита» повергает в оцепе­нение мысль о мире-манекене: «Внезапно меня поразила мысль, что, как бы спокойно, умно и благородно я ни на­учился жить, все равно до самой смерти я навек обречен бродить чужестранцем по саду, где растут одни эмалиро­ванные горшки и подкладные судна и где царит безглазый деревянный идол — манекен, облаченный в дешевый гро­шовый бандаж. Непереносимая мысль — хорошо, что она мелькнула лишь на секунду».

 

Творчество Сэлинджера отразило воздействие на аме­риканскую литературу 50-70-х годов завоеваний крити­ческого направления. Внутренние конфликты героев не­отделимы от социального мира. Эти конфликты переданы через глубокое изображение эмоционально-психическо­го состояния, тонкую «диалектику души». Эти конфлик­ты отразили усиление трагизма времени.

Мир так травмировал души тонко чувствующих авто­ров, вносил такую непомерную долю яда, что у некоторых писателей Америки появилось желание отгородиться от него, устраниться от участия в нем. Эти настроения твор­ческой интеллигенции выразил писатель Томас Бергер: «Я не собираюсь появляться в обществе из-за неврастении, которая является лишь одним из симптомов сверхчувстви­тельности моей психики». Бергер, Сэлинджер и другие стали подлинными отшельниками и с 80-х годов переста­ли печатать свои произведения, замолчали.