СЕН-СИМОН, ЛУИ ДЕ РУВРУА

(1675-1755) французский писатель и политический деятель

 

Хотя Сен-Симон по праву занимает место в ряду круп­нейших французских писателей, он сам не придавал ни­какого значения литературному творчеству. Его жизнь во многом напоминала биографию д’Артаньяна, простого дворянина, ставшего маршалом Франции. Несмотря на то, что уже дед Сен-Симона — маркиз де Рувруа — занимал видное положение при королевском дворе, ему самому пришлось начинать все с начала.

Объяснялось это тем, что отец Луи умер, когда его последнему ребенку еще не исполнилось и десяти лет. Жена старшего Сен-Симона была более озабочена устрой­ством своей судьбы, нежели карьерой своего единствен­ного сына.

 

С малых лет Луи находился при королевском дворе. Как и полагалось отпрыску аристократической семьи, он прекрасно ездил верхом на лошади, великолепно фехто­вал и всеми силами старался поддерживать хорошую фи­зическую форму. Это было необходимо, поскольку счита­лось, что каждый придворный должен быть прежде всего солдатом.

Вместе с тем Сен-Симон получил прекрасное по тем временам домашнее образование. Больше всего его при­влекала история, а что касается литературы, то он не ви­дел в ней особого смысла. Хотя Луи прилежно учился, он в гораздо большей степени полагался на везение и соб­ственные способности. Знания он считал лишь необходи­мым приложением.

Благодаря влиятельным друзьям в шестнадцатилетнем возрасте Сен-Симон был определен в роту королевских мушкетеров, которой командовал де Мопертюи, близкий друг его отца. Естественно, что Сен-Симон жил не в ка­зарме, а на частной квартире, в окружении многочислен­ных слуг.

Всего через три года после начала службы он стано­вится лейтенантом и получает под свое командование кавалерийскую роту. Однако служба не доставляла ему особого удовольствия. Через несколько месяцев он дает взятку дворцовым чиновникам и покупает патент полко­вого командира. Таким образом, он получает ожидаемую свободу передвижений по службе и одновременно обре­тает прочное положение в придворных кругах.

Как единственный сын своего отца, он унаследовал значительное состояние и вдобавок существенно увели­чил его, выгодно женившись на дочери герцога Делоржа, под командованием которого не раз ходил в походы. Ве­роятно, Сен-Симон стремился обрести могущественного союзника, поскольку его невеста была не совсем закон­ной дочерью герцога. Ее мать происходила из купеческой семьи и была второй, невенчанной женой Делоржа.

Отношения Сен-Симона к своей жене были достаточ­но нетрадиционными для его времени. Он искренно лю­бил ее, считался с ее советами и в своих мемуарах нео­днократно отдает должное ее уму и образованию. У них родилось двое сыновей, правда, ни один из них не избрал придворной карьеры.

В 1697 году, после заключения Рисвикского мира, Сен- Симон неожиданно оставил армию. Это был своего рода протест. Молодой аристократ был явно обижен тем, что после блестящего завершения труднейшей военной кам­пании он не только не получил никакой награды, но и не был повышен по службе.

 

С этого времени начинается весьма своеобразный пе­риод его жизни. С одной стороны, Сен-Симон постоянно находился при дворе, был герцогом и пэром Франции. Но с другой — он не занимал никакого положения в дворцо­вой иерархии. Впрочем, это давало ему повод, не участвуя в придворных интригах, быть в курсе всего происходяще­го. Поэтому, когда он воссоздаст отношения своего вре­мени в мемуарах, они произведут впечатление разорвав­шейся бомбы.

Сен-Симон проявит себя не только как блестящий на­блюдатель, умеющий несколькими штрихами обрисовать характер человека, но и как великолепный стилист, создавший свой особенный язык, которому многие будут стремиться подражать. Сен-Симон всегда остроумен, то­чен в высказываниях, изящен в деталях. Он подобен на­блюдателю на балу, который все видит и одновременно оценивает.

Двойственное положение Сен-Симона объяснялось и тем, что его жена была назначена статс-дамой герцогини Беррийской. внучатой племянницы короля Людовика XIV. Назначение позволило ему получить парадные апартамен­ты в Версальском дворце.

Но лишь однажды король дал ему важное поручение: в 1621 году герцог был назначен главой французского посольства при испанском дворе.

Смерть Людовика XIV не изменила положения Сен-Симона, хотя формально он и получил достаточно высо­кую должность, став членом Регентского совета при Фи­липпе Орлеанском. На самом же деле к предложениям и проектам Сен-Симона никто не прислушивался, и он чув­ствовал себя одиноким. Возможно, он просто не находил общего языка с новыми людьми, образовавшими окруже­ние короля Людовика XV. После неожиданной смерти своей жены, а затем и сыновей Сен-Симон покинул Вер­саль и удалился в свое родовое поместье близ Шартра. Там он посвятил все время написанию своих знаменитых мемуаров.

Толчком к их появлению послужило прочтение днев­ника его дальнего родственника, маркиза Д'Анжо. Сен-Симону был передан его архив, и, видимо, незамыслова­тые записки Д’Анжо сподвигнули его на сочинение соб­ственного труда.

 

Сен-Симон обладал великолепной памятью, прекрас­но помнил яркие картины дворцового быта, мелкие под­робности интриг. Что же касается аналитических сужде­ний, то здесь он был гораздо слабее, поскольку нередко смещал временные рамки событий, не соблюдая точных дат. Впрочем, мемуары всегда интересны собственным видением автора. Возможно, поэтому Сен-Симона назы­вают одним из первых писателей-мемуаристов, вошедших в мировую культуру. Основываясь на предложенной им структуре, А.Герцен позже так же построил свои воспо­минания «Былое и думы».

Скорее всего в процессе работы Сен-Симон давал чи­тать отрывки из мемуаров своим друзьям. Иначе трудно объяснить тот факт, что после его смерти на весь его ар­хив был наложен арест. По распоряжению Людовика XV все бумаги поступили в королевский дворец. Там они про­лежали под замком почти семьдесят лет.