Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


САЛТЫКОВ МИХАИЛ ЕВГРАФОВИЧ

(псевдоним — Н. Щедрин)

(1826-1889) русский писатель

 

Салтыков-Щедрин (так обычно пишут его фамилию в наше время) стал первым русским литератором, чьи про­изведения читали так же, как и самые актуальные сооб­щения газет.

Салтыков-Щедрин принадлежал к старинному дворян­скому роду, а по матери — к не менее древней купечес­кой фамилии. Он приходился дальним родственником известному историку И.Забелину. Детские годы Михаи­ла прошли в укромном уголке российской провинции, из­вестном под названием Пошехонье. Там находилось ро­довое имение его отца.

В семье главным человеком была мать: она не только вела хозяйство, но и занималась всей коммерческой дея­тельностью.

 

Первые десять лет жизни Михаила прошли дома. С ним занимались приглашенные учителя, и уже к шести годам будущий писатель бегло разговаривал на немецком и французском языках, умел читать и писать. Только в 1836 году Михаил приехал в Москву и поступил в Дво­рянский институт. Проучившись там полтора года, он пе­ревелся в одно из самых престижных учебных заведений того времени — Царскосельский лицей.

Уже на первом году учебы проявились литературные способности Салтыкова. В течение всех шести лет пре­бывания в Лицее его объявляли «продолжателем Пушки­на», то есть первым учеником по русской литературе. Но дальше ученических рецензий он не пошел и за все годы учебы так и не начал писать.

В 1844 году Салтыков кончает курс обучения и посту­пает на службу в Военное министерство. Служба сразу же стала для него неприятной обязанностью. Главным же его увлечением становится литература. Он посещает из­вестные в Петербурге собрания литераторов в доме Н.М.Языкова. Видимо, там Салтыков познакомился с В.Белинским, под влиянием которого начинает сотрудни­чать в журналах «Отечественные записки» и «Современ­ник». Вскоре он становится постоянным рецензентом этих журналов и регулярно публикует в них статьи о различ­ных книжных новинках.

В конце сороковых годов публицист примыкает к из­вестному в Петербурге кружку М.Петрашевского. Одна­ко философские споры его практически не интересуют. Главным интересом Салтыкова становится жизнь России и Запада. Молодой человек искал сферу для активного применения своих способностей.

В конце сороковых годов в журнале «Отечественные записки» публикуются две первые повести Салтыкова — «Запутанное дело» и «Противоречие». Содержавшиеся в них острые наблюдения над современной действительно­стью привлекли внимание властей. Писатель был уволен со службы и весной 1848 года откомандирован в город Вятку. Там он провел целых восемь лет.

Отъезд из Петербурга сыграл и положительную роль в его жизни. Когда в 1849 году было разгромлено обще­ство Петрашевского, Салтыкову удалось избежать нака­зания, поскольку больше года он отсутствовал в городе.

Находясь в Вятке, Салтыков прошел все ступени тог­дашней чиновничьей лестницы: был переписчиком бумаг, полицейским чиновником при губернаторе, а летом 1850 года стал советником губернского правления. По роду работы он объездил целый ряд российских губерний, про­веряя различные учреждения. Практически постоянно он вел памятные записки, которые позже использовал как основу для своих произведений.

Только в 1856 году закончился срок его ссылки. Тогда на российский престол взошел царь Александр II. Этот год принес перемены и в личную жизнь Салтыкова. Он же­нился на семнадцатилетней дочери губернатора Елизаве­те Болтиной и вместе с ней вернулся в Петербург. Одна­ко в то время Салтыков еще не решился оставить службу и полностью посвятить себя литературному труду. Поэто­му он вновь поступает на службу в Министерство внут­ренних дел. Одновременно писатель начал публикацию «Губернских очерков».

Вначале он принес их в редакцию «Современника», где рукопись была прочитана Н.Некрасовым и И.Тургеневым. Несмотря на восторженную оценку, Некрасов отказался публиковать очерки Салтыкова в своем журнале, опаса­ясь цензуры. Поэтому они вышли в журнале «Русский вестник», подписанные псевдонимом Н.Щедрин.

 

С этого времени о Салтыкове заговорила вся Россия. Очерки вызвали целый поток отзывов в различных изда­ниях. Но дороже всего для Салтыкова были статьи Чер­нышевского и Добролюбова.

Успех «Губернских очерков» окрылил литератора, но он все еще не мог уйти со службы. Причина была сугубо материальной: прочитав публикацию, мать лишила Ми­хаила какой-либо финансовой помощи.

Власти также относились к нему настороженно. Они нашли благовидный предлог, чтобы удалить его из Петер­бурга. Его назначили вице-губернатором сперва в Ряза­ни, а затем в Твери. Там Салтыков впервые получил воз­можность осуществить свои принципы на практике. Он беспощадно увольнял со службы взяточников и воров, отменял телесные наказания и приговоры, которые счи­тал несправедливыми, а также возбуждал судебные дела против нарушавших законы помещиков. Результатом де­ятельности Салтыкова явились многочисленные жалобы. Он был уволен в отставку по состоянию здоровья.

Уйдя со службы, Салтыков переезжает в Петербург, где пытается издавать собственный журнал «Русская правда». Но вскоре терпит финансовый крах, через два года вновь возвращается на службу и покидает столицу.

Новое назначение Салтыкова, по-видимому, также было продиктовано желанием устранить его от активной публицистической деятельности. После «Губернских очерков» он выпускает новый цикл — «Невинные расска­зы», а также пьесу «Смерть Пазухина». Последней кап­лей, переполнившей чашу терпения властей, стал цикл сатирических зарисовок «Помпадуры и помпадурши», в котором Салтыков едко высмеивает тех, кто стремился скрыть свою пустоту за красивыми словами.

Его переводят начальником казенной палаты в Рязань, через полгода перемещают в Тулу, а менее чем через год — в Пензу. Частые переезды мешали сосредоточить­ся на литературном творчестве. Но тем не менее Салты­ков не переставал посылать в Петербург сатирические очерки, которые регулярно появлялись в журнале «Оте­чественные записки». Наконец в 1868 году решением шефа жандармов графа Шувалова он был окончательно уволен в отставку в чине действительного статского со­ветника.

В декабре 1874 года умирает мать Салтыкова, и он получает долгожданное наследство, что позволяет ему устроиться жить в Петербурге. Там он становится одним из главных сотрудников журнала «Отечественные запис­ки». После смерти Некрасова в 1877 году Салтыков ста­новится ответственным редактором этого издания. На его страницах он и печатает все свои новые произведения.

В течение последующих двадцати лет Салтыков-Щедрин создает своего рода сатирическую энциклопедию рус­ской жизни. Наряду с циклами очерков «Письма о про­винции», «Признаки времени», «Письма к тетеньке» и «Дневник провинциала в Петербурге», в нее входят и про­изведения крупной формы, прежде всего «История одно­го города». Салтыков создал первый в русской литерату­ре роман в жанре фантастического гротеска. Образ горо­да Глупова стал нарицательным и определил целое направ­ление последующего развития русской литературы.

В недрах очерков постепенно сложился и замысел романа «Господа Головлевы». Щедрин рассказывает страшную историю гибели целого рода. Образ Арины Петровны навеян общением с его собственной матерью. Ведь и свой псевдоним он взял, чтобы его отличали от жестокой помещицы, прозванной Салтычихой. Весьма колоритен главный герой романа — Порфирий Головлев, прозванный Иудушкой. Щедрин показывает, как жад­ность постепенно губит его, вытесняя все человеческое.

 

Последние десятилетия жизни Салтыкова проходят в постоянной борьбе с тяжелой болезнью — туберкулезом. По настоянию врачей писатель неоднократно выезжал на лечение во Францию, Швейцарию и Италию. Но и там он не выпускал из рук пера. Салтыков работал над романом «Современная идиллия» и новыми очерками, посвящен­ными жизни в европейских странах.

После неоднократных предупреждений весной 1884 года власти закрыли журнал «Отечественные записки. Но писатель не примирился с тем, что его лишили основ­ной трибуны для выступлений. Он продолжает печатать­ся в «Русских ведомостях», «Вестнике Европы» и других изданиях. Чтобы усыпить бдительность цензоров, писа­тель возобновляет работу над циклом сказок. Они явились своеобразным итогом его жизни. Писатель облек их в басенно-притчевую форму, но внимательный читатель сра­зу же понял, кого автор имеет в виду под пескарями, вол­ками, орлами-меценатами.

Салтыков был чрезвычайно ранимым человеком. Ког­да в 1882 году на него обрушился град отрицательных ре­цензий, он хотел было прекратить писать. Но популяр­ность писателя и дружеская поддержка друзей, в числе которых был, например, И.Тургенев, помогли преодолеть депрессию.

Незадолго до смерти Салтыков-Щедрин написал в письме к сыну: «Паче всего люби родную литературу и звание литератора предпочитай всякому другому».