Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


РИД, ТОМАС МАЙН

(1818-1883) английский писатель

 

Томасу Майн Риду было 22 года, когда он окончатель­но решил, что никогда не станет священником. Он поссо­рился с отцом, мечтавшим передать сыну свой приход, и отправился из родного крошечного Баллирони в далекую Америку. Вообще-то многие ирландцы связывали свои надежды покончить с нищей и бесправной долей в Ирлан­дии с Новым Светом, как называли Америку. Не хотел «быть попрошайкой у дверей богача» и молодой поэт. Он верил, как и другие, что Америка — «золотое дно». Шум­ный и богатый город Новый Орлеан, где высадился моло­дой поэт, ошеломил его пестротой и контрастами. Это была столица всех противоречий богатеющего плантатор­ского Юга Америки. И юноша вкусил сполна борьбы за жизнь: был торговцем, служащим на плантации, актером, школьным учителем. Но он был страстным мечтателем и любил открывать неизведанное. Рид исходил весь юг Штатов и Мексику, увидел великие реки, пробирался че­рез пустыни и плоскогорья. Видел, как индейские племе­на отчаянно боролись с американскими переселенцами и мексиканскими властями, как мужественные ватаги индейцев-команчей нападали на поселки и караваны, отби­ваясь от отрядов полиции, защищая свою землю.

 

Город Филадельфия, где он поселился в 1843 году, принесет ему, начинающему журналисту, славу. В пись­ме к отцу он писал: «Три или четыре года вел я жизнь ли­тератора, полную борьбы. Я не сковал себе крыльев из золота, но зато поднялся к вершинам Парнаса». Его при­гласила сотрудничать крупнейшая нью-йоркская газета, но началась война США с Мексикой под видом умиротво­рения внутримексиканских раздоров, и Майн Рид поспе­шил спасать Мексику от диктаторов. Несмотря на всплеск партизанской борьбы, Мексика, измученная внутренни­ми распрями, не могла устоять против хорошо вооружен­ного войска США, и по «мирному договору» ей пришлось отдать победителям почти половину своей территории. Янки торжествовали, но многие из американских солдат сразу поняли, что это была чистая агрессия, и даже стали переходить на сторону мексиканцев.

Но Рид сражался отважно, при штурме Мехико храб­ро увлек за собой запаниковавших солдат и взял батарею неприятеля на валу. Он был застрелен, как полагали его товарищи. Но его нашли среди трупов, истекающего кро­вью от тяжелых ран, и спасли. И в то время, когда знако­мые в США оплакивали его гибель, молодой офицер воз­вращался к жизни и мучительно пересматривал свои впе­чатления о войне.

Об увиденном и пережитом в Мексике он напишет роман «Вольные стрелки» (1848). Автор изобразит геро­изм американских генералов, но вместе с тем с сочувстви­ем расскажет о мексиканских партизанах, с негодовани­ем — о бездарных мексиканских военачальниках-карье­ристах и о мародерстве американских солдат, грабящих и мирное население, и своих убитых и раненых на поле боя. Когда «ураган революции потряс троны Европы», что­бы поддержать «долгожданную свободу». Рид спешит в Венгрию. Но волна поражения революций докатилась стремительно и до Венгрии, потопив ее в крови. Когда Рид со своими единомышленниками высадился в Англии, ре­акция уже повсеместно праздновала победу.

Может быть, надежда на новый подъем революции заставила писателя осесть в Англии, в Лондоне. Здесь осталось немало бывших бойцов 1848 г. Он познакомил­ся и очень помогал вождю венгерской революции Лайошу Кошуту, помогал эмигрантам-полякам.

Еще полный веры в осуществление былых надежд, Рид печатает «Вольных стрелков», «Охотников за скальпами» (1850-1851), пытается создать трудовую земледельчес­кую колонию, потом издает газету, но, не искушенный в практических делах, разоряется, теряет все нажитое ли­тературным трудом.

Свои американские впечатления Рид отразит в луч­ших авантюрно-приключенческих романах, рассказав о борьбе индейцев с белыми колонизаторами, их мужестве и свободолюбии: «Белый вождь» (1855), «Оцеола, вождь семиолов» (1858).

В одном из увлекательнейших романов «Квартерон­ка» (1856) он покажет варварство рабовладельческого Юга. ужасы работорговли. Впервые чудовищная бесчело­вечность рабства была изображена в романе Г.Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома» (1852 г.).

Но сторонники рабства неистовствовали и, желая оп­ровергнуть писательницу, начали создавать один за дру­гим романы, доказывающие благоденствие рабов и пре­лесть невольничества. Хотя Рид внимательно следил за событиями в Америке, но при создании романа «Кварте­ронка» ему хотелось быть объективным, беспристраст­ным, не вмешиваться в борьбу аболиционистов с планта­торами. К тому же он опасался кровавого столкновения Севера и Юга. В послесловии к роману он даже написал, что книга эта «не для того, чтобы помочь аболиционис­там или превознести плантаторов». Но книга писателя помимо воли автора делала свое гуманное дело: всем сво­им содержанием она говорила о мерзости рабовладения. Именно оно препятствует любви Эдварда и Авроры Безансон, делает их беглецами, ставит на край гибели. В том, что Север победил в борьбе с рабовладельческим Югом, немалая заслуга передовой американской литературы, в том числе и романа «Квартеронка».

Жить в Лондоне было нелегко. Но чем пасмурнее смот­рело небо, чем туманнее был воздух, тем живописнее ри­совал Рид техасские степи, мексиканские прерии, тем прекраснее были его смелые герои. Любовь к природе пронизывает великолепные картины животного и расти­тельного мира Азии. Америки: «Охотники за растениями», «Ползуны по скалам», трилогия «В дебрях Южной Афри­ки. или приключения бура и его семьи» («В дебрях Юж­ной Африки», «Юные охотники». «Охотники за жирафа­ми») (1855). Первую книгу африканской трилогии Рид посвящает детям своего друга-революционера Лайоша Кошута. И героями книги писатель делает детей — бор­цов за свободу и независимость буров. Рид радовался по­беде буров, скотоводов и фермеров над вытесняющими их англичанами. Но он гневно изображает тех буров, кото­рые вместе с англичанами объединились в шайку Ван Ориона и преследуют молодых охотников за жирафами.

С огромным сочувствием и уважением показан мир «романтических дикарей», как сам Рид называл народы Конго, — их обычаи, традиции, типы. С интересом чита­ются страницы о львиной храбрости африканских воинов и мудрости их вождей. Правда, в романе «Оцеола» герой вместе с Оцеолой участвовал в самой гуще событий, а охотники за жирафами случайно подхвачены грозными событиями в Африке и потому со временем благополучно от них уклонились.

Классическим романом авантюрно-детективного жан­ра стал «Всадник без головы» (1866).

Уже само заглавие завораживает тревогой таинствен­ности. Читателя ни на секунду не покидает стремление узнать, разгадать, открыть тайну. И на его пути к этому открытию — и преследования, и дуэль, и клятва мести, и загадочное исчезновение, и лужа крови, и меченая пуля, и схватки с койотами, и выстрел дьявола, и отравленный поцелуй, и погоня, и, наконец, обезглавленный труп. Все заканчивается главой «Радость», но на душе у читателя печально, потому что это последние страницы прекрас­ной книги и хочется еще и еще вдыхать аромат техасских степей и слушать ностальгические слова Рида: «Верните мне костер и моих товарищей охотников, дайте мне еще раз посидеть с ними у потрескивающего огня — и я отдам вам все накопленное мною богатство и всю мою ненужную славу! Я буду счастлив отдать вам все это вместе с заботой и трудом, которые требуются, чтобы удержать их».

Писатель был стар, очень болен и почти нищ. Но энер­гия и страсть не покидали его. В надежде на помощь дру­зей он снова в 1867 г. отправляется в Америку, с которой никогда не терял связи. В Нью-Йорке Рид начинает вы­пускать журнал «Вперед». Но из-за недостатка подписчи­ков его приходится закрыть. От непосильной работы и волнений открываются старые раны, и, с трудом избежав смерти, Рид возвращается в Англию (1870).

 

Последние годы жизни, более благополучные, напол­нены непрерывной литературной работой. 70-е годы были богаты всякого рода открытиями, особенно исследовани­ем новых мест на карте земного шара. Об этом щедро со­общали газеты. Рид сам мечтал стать путешественником, открывателем новых земель. Но, не имея ни физических, ни материальных возможностей, превратившийся в кале­ку на костылях, неутомимый мечтатель отправляется в захватывающие путешествия в тиши своего кабинета. Он вооружается основательными знаниями по геологии, зоо­логии, антропологии, черпая их из многочисленных жур­налов. Ему помогает его верный друг — жена Элизабет. Талантливая и бескорыстная помощница, она потом на­пишет о Риде прекрасную книгу «Жизнь и приключения капитана Майн Рида». Так он любил называть сам себя.

Его неустанная рука пишет «Смертельный выстрел», «Полукровку», «Сигнал бедствия», «Затерянную гору».

Как много было неудач, сколько потерь и разочарова­ний!" Невесело смеясь, Рид называл себя «дважды умер­шим». Но славу он вкусил при жизни, сделавшись одним из самых популярных писателей в мире.