Официально купить права на автотранспорт с постоплатой реально! Вся инфа тут.
Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


ОРЛОВЫ

Иван Григорьевич (1733-1791)

Григорий Григорьевич(1734-1783)

Алексей Григорьевич (1735-1807)

Федор Григорьевич (1741-1796)

Владимир Григорьевич (1743-1831)

 

русский дворянский род

 

Все братья Орловы вошли в русскую историю столь стремительно, что возвышение их рода закономерно ста­ло основой для великого множества приключенческих романов и повестей. Отец семейства был новгородским вице-губернатором и, по мнению многих, человеком ни­чем не примечательным. Он умер в 1741 году, оставив жене и детям совсем небольшое состояние. Поэтому по­чти все братья, как и было принято в то время, отправи­лись на военную службу.

Начало их карьеры проходило в Петербургском Шляхетном корпусе, куда они поступали в разное время. Стар­ший из братьев, Иван, вскоре вышел в отставку, вернулся в родовое имение и занялся хозяйственной деятельностью.

Более других повезло его младшему брату Алексею. Благодаря хлопотам матери он был записан в престиж­ный Преображенский полк, где за Алексеем Орловым вскоре закрепилась репутация отъявленного забияки и дуэлянта.

 

Григорий Орлов, по-видимому, был изрядно наделен природными способностями. После окончания Шляхетного корпуса он служил в разных частях и впервые про­славился во время Семилетней войны, когда в сражении под Цорндорфом получил три раны.

В 1759 году Григорий Орлов, уже будучи адъютантом графа Шувалова, перебрался в Петербург, и с этих пор начинается его возвышение. Вероятно, отношения с Шу­валовым, фаворитом императрицы, складывались непло­хо, поскольку скоро Орлов был назначен помощником начальника артиллерии. Однако плавному продвижению по службе помешал неожиданный скандал: Григорий со­блазнил любовницу Шувалова, и отношения между ними расстроились.

Его судьбу изменил случай. Богатырского сложения гвардеец попался на глаза великой княгине Екатерине Алексеевне. Молодая женщина остро нуждалась в под­держке и увидела в Орлове надежного человека, который и стал ее опорой и защитой. Вскоре Григорий стал фаво­ритом супруги наследника престола, а в апреле 1762 года у них родился сын, который сразу же был отправлен за границу под именем графа Бобринского.

Вскоре после того, как к власти пришел император Петр III, Екатерина при поддержке гвардии совершила государственный переворот и взошла на престол. Братья Алексей и Григорий Орловы принимали в заговоре самое активное участие. Именно Алексей доставил будущую императрицу из Петергофа в Петербург.

После восшествия Екатерины на престол в истории се­мьи Орловых наступил звездный час. Все братья были воз­ведены в графское достоинство, а Григорий и Алексей ста­ли генералами. Кроме того, они получили ордена и имения.

В первые дни царствования Екатерины Алексей Ор­лов сопровождал в Ропшу ее супруга. Вскоре свергнутый император умер при загадочных обстоятельствах, которые до сих пор остаются неясными. Правда, сохранилось пись­мо Орлова императрице, из которого следует, что смерть Петра III наступила от ударов, полученных в драке с Ор­ловым. Но некоторые историки считают, что Орлов спе­циально убил свергнутого императора по тайному прика­зу Екатерины. Во всяком случае, после этого братья Ор­ловы стали первыми вельможами русского государства.

Григорий был ближе всех к императрице, и даже хо­дили слухи о том, что они намерены пожениться. Но этот слух вызвал такую яростную оппозицию, что Екатерина отказалась от своего намерения. Правда, старожилы Пе­тербурга до сих пор показывают церковь, в которой они якобы венчались.

Григорий Орлов обычно сопровождал императрицу во время визитов и выполнял различные ответственные по­ручения. Так, в 1771 году он был послан в Москву, где благодаря предпринятым им энергичным мерам сумел справиться с эпидемией чумы.

Григорий Орлов и не догадывался, что следующее по­ручение — поездка на мирные переговоры с Турцией — является не чем иным, как своего рода ссылкой. Екатери­на специально назначила Орлова главой делегации, зная о его весьма небольших дипломатических способностях. Настоящая же причина удаления Орлова была в другом: он влюбился в свою двоюродную сестру и женился на ней вопреки воле императрицы.

Расчеты Екатерины полностью оправдались: Орлов не смог добиться мира с турками и был отозван в Петербург. Правда, доехать до столицы ему так и не пришлось, пото­му что к нему прибыл курьер и передал приказ Екатерины отправиться в свое имение и подать в отставку.

Григорий выполнил все, что от него требовали, и, по­лучив титул светлейшего князя и огромную пенсию, по­селился в своем имении. Только через год он напомнил императрице о себе, послав ей в подарок один из самых крупных бриллиантов в мире, который сейчас так и назы­вается — «Орлов». Он был вставлен в императорский ски­петр и в настоящее время хранится в Алмазном фонде в Московском Кремле. Но Екатерина не ответила на этот щедрый жест.

Судьба Алексея Орлова оказалась более счастливой. С началом русско-турецкой войны он отправился на Среди­земное море во главе двух русских эскадр. С военной точ­ки зрения этот поход был чистейшей авантюрой. Однако счастливое стечение обстоятельств помогло Орлову.

В июне 1770 года плохо оснащенная русская эскадра подошла к Чесменской бухте, где находился турецкий флот. Благодаря тому, что одним из первых выстрелов был подожжен турецкий флагманский корабль, в рядах про­тивника поднялась паника, и русские моряки одержали блестящую победу. Основная роль в управлении флотом, конечно, принадлежала адмиралу Г.Спиридову. Тем не менее все почести достались А.Орлову, которому присво­или почетное наименование Чесменского и даже поста­вили в его честь памятник в Царском Селе.

После окончания военных действий на море Алексей Орлов остался в Италии, поскольку императрица поручи­ла ему весьма деликатную миссию. Он должен был доста­вить в Россию дочь Елизаветы Петровны и графа А.Разу­мовского, которая путешествовала по Европе под именем княжны Таракановой, всюду объявляя себя претендент­кой на российский престол.

Орлов познакомился с княжной, очаровал ее и вошел в полное доверие. Пообещав жениться, он заманил ее на корабль и отвез в Россию, где Тараканова была заключе­на в крепость. Это было последнее поручение, связывав­шее Орлова и Екатерину.

В 1775 году Алексей Орлов вышел в отставку и занял­ся делом не менее важным для развития страны. В своем имении он основал конные заводы, на которых была вы­ведена знаменитая орловская порода рысаков. По-видимому, это и было его настоящей страстью, поскольку он отказался покинуть свое имение даже тогда, когда Екате­рина вновь вызвала его в Петербург после начала новой войны с Турцией.

Алексей Орлов вернулся в столицу при поистине дра­матических обстоятельствах: его вызвал к себе Павел I, решивший заставить Орлова сопровождать прах Петра III при перенесении его из Александро-Невской лавры в Пет­ропавловскую крепость.

Алексею Орлову пришлось идти за гробом с короной убитого им императора в руках. Такого унижения он вы­нести не смог и уехал за границу, вернувшись в Россию только после того, как Павел I был убит.

 

Всех братьев пережил самый младший, Владимир Гри­горьевич. На его глазах прошло восшествие на престол и падение императора Павла, война с Наполеоном и восста­ние декабристов. Он прожил еще пять лет при императо­ре Николае I и умер в 1831 году.

В отличие от своих братьев, Владимир не был воен­ным. После окончания Лейпцигского университета он вернулся в Россию, и Екатерина назначила его директо­ром Академии наук. Любопытно, что при Орлове в каче­стве основного языка в Академии был введен немецкий, сменивший латынь.

При нем был разработан план комплексного изучения России с помощью системы научных экспедиций. Прав­да, честь его разработки принадлежала не Орлову, а круп­ному ученому, географу П.Палласу. Но именно Орлов содействовал его успешному выполнению. Интересно, что он сам немало путешествовал по России и оставил под­робные записи, которые были опубликованы после его смерти. Кроме того, В.Орлов на протяжении всей жизни вел дневник, ставший своеобразным документом эпохи. В нем нашли отражение и некоторые семейные легенды.