Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


НАГИБИН ЮРИЙ МАРКОВИЧ

(1920-1994) российский писатель

 

В эпоху Просвещения таких людей, как Юрий Наги­бин, называли энциклопедистами: ведь он был не только писателем, но и прекрасным художником, поэтом, публи­цистом. Он совмещал в себе столько разных качеств и так остро чувствовал свою ответственность перед миром, что, как говорят в наше бурное и динамичное время, прожил свою жизнь, сгорев без остатка.

Нагибин как раз относится к тем мастерам слова, ко­торые не находят себе покоя, постоянно ищут все новые и новые сферы применения своих творческих возможнос­тей. Но в его огромном творческом наследии все-таки глав­ными остаются рассказы о природе. Причем он и здесь шел своим путем, не повторяя достижений своих именитых предшественников— К.Паустовского и М.Пришвина. Правда, как и Паустовский, Нагибин чаще всего расска­зывал о красотах Мещерского края, который стал для него символом среднерусской природы.

 

Юрий Нагибин родился в Москве в интеллигентной семье. Его отец стал жертвой сталинских репрессий, и мальчика воспитал отчим. Позже, уже в начале пятиде­сятых годов, Нагибин рассказал о судьбе отца в повести «Встань и иди». Он написал ее по зову сердца и, как это принято говорить в писательской среде, «в стол», не на­деясь на публикацию. Но в 1987 году Нагибин все-таки сумел напечатать эту повесть-исповедь сына перед па­мятью отца. Он с горечью напишет о том, что не смог понять до конца самого близкого человека, стесняясь своего прошлого.

Биография Нагибина — это и биография его поколе­ния, которое воспринимало мир как данность, не всегда задумываясь об истинных причинах вещей. Когда пришло время, он начал учиться медицине, а затем сценарному мастерству. Во время Великой Отечественной войны На­гибин стал политработником, потом корреспондентом га­зеты «Труд».

В 1939 году в журнале «Огонек» появился его первый рассказ «Двойная ошибка», но профессиональным писа­телем он стал после окончания войны. «Все виденное и пережитое тогда неоднократно возвращалось ко мне мно­го лет спустя в ином образе, и я опять писал о Волге и Донбассе военной поры, о Волховском и Воронежском фронтах, и, наверное, никогда не рассчитаюсь до конца с этим материалом»,— позже писал Нагибин в автобиог­рафии. Действительно, события этого времени станут содержанием многих произведений писателя — «Ранней весной» (1957), «Павлик» (1958), «Гибель пилота» (1964). «Дело капитана Соловьева» (1969).

После войны Нагибин несколько лет работал в жур­налистике, много ездил по стране, в основном по сельс­кой местности. Еще в детстве ему запали в душу впечат­ления от одного лета, проведенного в деревне, когда он стал невольным свидетелем раскулачивания близких ему людей. Да и послевоенная деревня жила трудно и бедно, не зная достатка, не говоря уж о богатстве. Трудная судь­ба сельчан станет сюжетом горьких и в то же время пре­дельно достоверных фильмов, снятых по его сценариям, — «Председатель», где в главной роли снимался М.Ульянов, и «Бабье царство».

Нагибин был профессиональным киносценаристом. Он часто писал сюжеты будущих фильмов на основе сво­их произведений и стал автором около сорока сценариев. Среди них не только остросоциальные картины, но и био­графические фильмы— «Чайковский» (1970), «Ярослав Домбровский» (1976), «Дерсу Узала», сценарий которого он написал совместно с японским режиссером А.Куросавой. Тонкой и хрупкой детской психологии посвящена картина «Девочка и эхо» (1965), сценарий которой был также написан в соавторстве.

Множество картин, которые были сняты по сценари­ям Нагибина, получали призы международных кинофес­тивалей, хотя советская критика практически не писала об этом. Причин было несколько. В 1966 году Нагибин поставил свою подпись под письмом в защиту А.Синявс­кого и Ю.Даниэля, что вызвало недовольство властей и руководства Союза писателей СССР. Поэтому его произ­ведения подвергались резкой критике, а некоторые про­сто не доходили до читателей.

Была и другая причина, почему Нагибин не входил в число видных и преуспевающих советских писателей. Он в основном писал о природе, а эта тема интересовала не­многих, хотя его рассказы поднимали важные жизненные проблемы. Еще в 1955 году Нагибин написал рассказ «Зимний дуб», в котором сумел поставить сразу несколь­ко вопросов: о взаимоотношениях людей с природой, об истинных и мнимых ценностях, о значимости душевного равновесия внутри каждого человека.

Нагибин любил природу не абстрактной любовью. Он часто выезжал в леса, был страстным охотником. Свои впе­чатления он и описывал в сборниках рассказов «Зимний дуб», «Скалистый порог», «Ранней весной», «Остров люб­ви», «Берендеев лес» и многих других. Они отличаются вниманием к повседневному, привычному и обыденному.

Обычно писатель тщательно продумывал сюжет и структуру своих произведений, а потом записывал уже окончательный вариант. Он мог в дальнейшем осуще­ствить только стилистическую и редакторскую правку, но практически не менял их основную форму и расстановку характеров.

Особое место в творчестве Нагибина занимали про­изведения о детстве и юности: «Чистые пруды» (1962), «Переулки моего детства» (1971), «Лето» и «Школа» (1968-1975). Последние три цикла составили «Книгу дет­ства». Писателю удалось проникнуть в психологию рас­тущего сознания, он не только показал изменение отно­шения к миру, но и выступил продолжателем традиций классической автобиографии, показав разные состояния своего героя. По мере взросления героя его связи с миром расширялись, и в произведении появляется все большее количество действующих лиц, среди которых оказывают­ся и значимые исторические фигуры. Известно, что ран­ние произведения Нагибина рассматривали в рамках про­должения писательской традиции А.Платонова, который был другом семьи.

Но главным героем городской прозы Нагибина оста­ется Москва, город, где он прожил практически всю свою жизнь и который считал своей единственной привязан­ностью, хотя объездил весь мир, кроме Южной Амери­ки. Нагибин был блестящим знатоком истории улиц, пе­реулков и площадей Москвы. Не случайно последней его книгой стал «Всполошный звон», посвященный родно­му городу.

Работа в мемуарном жанре требовала от писателя хо­рошего знания отечественной и мировой истории. Он ча­сто использовал исторические сюжеты и факты в своих произведениях. Правда, перед нами скорее психологичес­кое видение истории. Исторические факты служат для писателя основой для художественной фантазии, где пре­обладает личностное отношение к событиям прошлого. Нагибина больше интересуют не исторические явления, а его участники, такие, как протопоп Аввакум, Бах, Гёте, Рахманинов, Хемингуэй. Логическим завершением его интереса к этим выдающимся личностям стали посвящен­ные им учебные передачи. Обычно Нагибин сам подби­рал и место проведения съемок. Так, передача о поэте И.Анненском была снята в Царском Селе. Она была пост­роена как непринужденный диалог ведущего со зрителем.

Не случайно Нагибин постоянно подчеркивал, что его книги — это его жизнь. В них он радовался, переживали любил. Вот эту полноту жизни он и стремился передать своему читателю. Одним из выражений подобного миро­ощущения стал пересказ сказки «Бемби» австрийского писателя Ф.Зальтена.

 

Личная жизнь Нагибина, так же как и его творчество, складывалась непросто. Он был шесть раз женат, в том числе и на Белле Ахмадулиной. Нагибин говорил, что каждая из женщин вносила в его жизнь что-то особенное, и с каждой он был по-своему счастлив. Последняя жена пи­сателя — Алла Григорьевна, переводчица по профес­сии, — стала и хранительницей его наследия. Они были счастливы почти двадцать пять лет, и свою любовь к ней Нагибин выразил в романтической сказке «Рассказ сине­го лягушонка».