Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


МАНДЕЛЬШТАМ ОСИП ЭМИЛЬЕВИЧ

(1891-1938) российский поэт

 

Он принадлежал к старшему поколению советских поэтов, начавших свой творческий путь еще в предрево­люционные годы. Имя Осипа Мандельштама связывает­ся обычно с акмеизмом, однако истинные масштабы и зна­чение его поэтического наследия выходит далеко за рам­ки этого литературного течения.

 

Мандельштам родился в Варшаве в семье мелкого ком­мерсанта, промышлявшего обработкой и продажей кожи.

Он окончил Тенишевское училище, одну из лучших пе­тербургских художественных школ. Каникулы Осип про­водил в Павловске, в Финляндии, в Прибалтике. Школа дала ему прочные знания, прежде всего — в гуманитар­ных науках.

Позднее, в середине двадцатых годов, в повести «Шум времени» Мандельштам рассказал о том, какими были жизненные впечатления его школьной поры. Уже в нача­ле века он услышал о революционных событиях: в столи­це, у Казанского собора, выступили студенты, которых поддержали рабочие. Затем настал революционный 1905 год. «Тенишевец» Мандельштам зачитывался Герценом, о котором через два десятилетия написал в «Шуме време­ни». что его «политическая мысль всегда будет звучать как бетховенская соната».

Уже в школьные годы Осип начал увлекаться поэзи­ей, музыкой, театром. Расширению и углублению его ли­тературных интересов содействовал директор Тенишевского училища Вл.Гиппиус. Живя в Павловске, Мандель­штам посещал музыкальные вечера в привокзальном кон­цертном зале. В театре на него произвела сильнейшее впечатление игра В.Ф.Комиссаржевской.

Юношеские годы Мандельштама совпали с периодом политической реакции. В ту пору, охваченный интересом к литературе, истории, философии, он уезжает за грани­цу, слушает лекции в Сорбонне, в Гейдельбергском уни­верситете, в совершенстве овладевает французским и не­мецким языками. Также он отлично знал английский язык. Для того, чтобы написать литературно-критическое эссе «Разговор о Данте», Мандельштам основательно изучил итальянский язык и перечитал сочинения многочисленных интерпретаторов произведений великого флорентийца.

 

С 1907 по 1910 год Мандельштам живет на Западе, иногда наезжая в Петербург, где завязываются его пер­вые связи с литературной средой. В 1911 году он поступа­ет на историко-филологический факультет Петербургско­го университета, стремясь систематизировать свои зна­ния. К этому времени он прочно входит в литературную среду. В 1913 году вышла в свет первая книга стихотворе­ний Мандельштама «Камень». Этот сборник сразу поста­вил автора в ряды зрелых и значительных поэтов. Ман­дельштам в свои «ученические годы» сумел выработать строгую взыскательность к собственному творчеству и дебютировал не как ищущий неофит, а как сложившийся мастер.

У него появляются новые знакомства. Он обменива­ется стихами с Мариной Цветаевой, сотрудничает с Ла­рисой Рейснер в журнале «Рудин», в 1915 году в Крыму встречается с М.Волошиным, который так описал их пер­вую встречу: «Сопровождая свою мать — толстую немо­лодую еврейку, там был мальчик с темными, сдвинутыми на переносицу глазами, с надменно откинутой головой, в черной курточке частной гимназии... Он держал себя очень независимо, чувствовалось много застенчивости. «Вот растет будущий Брюсов», — формулировал я кому- то свое впечатление. Он читал тогда свои стихи».

В конце 1920 года Мандельштам поселился в Петрог­раде, где получил комнату в Доме искусств, затем он ста­новится жильцом Дома ученых, куда помог ему устроить­ся М.Горький. Н.Чуковский, посещавший в ту пору по­эта, тонко подметил характерную черту его образа жиз­ни: «... в комнате, — писал он, — не было ничего, принад­лежавшего ему, кроме папирос, — ни одной личной вещи. И тогда я понял самую разительную его черту — безбытность. Это был человек, не создававший вокруг себя ни­какого быта и живущий вне всякого уклада».

Из Петрограда Мандельштам перебирается в Моск­ву, живет так же «безбытно», аскетически, и часто ездит в Петроград, где подрабатывает переводами.

Двадцатые годы были для поэта временем интенсив­ной и разнообразной литературной работы. Были созда­ны новые стихи, вышли новые поэтические сборники Поэт продолжал публиковать статьи о литературе, и его выбранные критические статьи составили сборник «О поэзии». Были изданы две книги прозы — «Шум време­ни» и «Египетская марка». В эти годы Мандельштам час­то выступает в печати и как журналист, откликаясь на актуальные политические проблемы. Так, в журнале «Ого­нек» был опубликован его репортаж о беседе с выдающим­ся вьетнамским революционером Хо Ши Мином. Поэт ак­тивно сотрудничал и в газете «Московский комсомолец».

Приезд в Ленинград в конце 1930 года, в город его дет­ства и юности, в город революции, вызвал у Мандельшта­ма очень разные стихи: и ясные, просветленные, и горь­кие, скорбные. Тема расчета с прошлым сильно прозвуча­ла в стихотворении «С миром державным я был лишь ре­бячески связан...». Мандельштам написал стихтворение «Я вернулся в мой город, знакомый до слез...», где траги­чески выражено ощущение связи с прошлым, — связи эмоциональной памяти, где не осталось места для воспри­ятия нового, современного:

Я вернулся в мой город, знакомый до слез,

До прожилок, до детских припухлых желез...

Петербург, я еще не хочу умирать:

У тебя телефонов моих номера.

Петербург, у меня еще есть адреса,

По которым найду мертвецов голоса...

 

Снова возникают стихи о смене веков, — это стихот­ворение о разрыве с ушедшим, «волчьим» веком, о взаи­моотношениях с новым веком — «веком-волкодавом», расчищающим дорогу для светлых, будущих веков.

Мандельштам продолжает разговор с эпохой и в дру­гих стихотворениях. Он снова борется с мыслью о том. что может быть не понят новым веком, апеллируя при этом к верности демократическим традициям. В своих поздних стихах поэт уже твердо заявляет о себе как о современ­нике, пишет о своей неразрывной слитности с эпохой, с веком:

Пора вам знать: я тоже современник —

Я человек эпохи Москвошвея,

Смотрите, как на мне топорщится пиджак,

Как я ступать и говорить умею!

Попробуйте меня от века оторвать,— 

Ручаюсь вам, себе свернете шею!

Идейно-эстетический рост поэта продолжался, накап­ливались мысли, чувства, образы, выражавшие не только его решимость дружить с веком, но и его реальную, не­разрывную связь с ним. Однако жизнь Мандельштама складывалась нелегко. Он уже был женат, но не имел сво­его угла, скитался по квартирам, часто болел. Физичес­кое нездоровье усугублялось душевными переживания­ми. Поэт не мог мириться с тем, что видел вокруг себя, и уж тем более не хотел прославлять в своих стихах этот мир насилия над личностью. Мандельштам печатался мало, редко, жил обособленно от литературно-обществен­ной среды, общаясь лишь с небольшим кругом близких ему по духу поэтов и прозаиков, среди которых была А.Ахматова.

Его отношения с властями все более осложнялись. Поэт часто уезжал из Москвы, стараясь избежать неми­нуемого ареста. Какое-то время он жил в Чердынена-Каме, потом поселился в Воронеже. В этот последний, воронежский период своей жизни Мандельштам писал отцу, что старается жить общественной жизнью: «Я за­нимаюсь литературной консультацией, веду работу с здешней молодежью. Участвую в разных совещаниях, вижу много людей и стараюсь им помочь. На днях с груп­пой делегатов и редактором областной газеты я ездил на 12 часов в совхоз на открытие деревенского театра. Пред­стоит еще поездка в большой колхоз и знакомство с од­ним из воронежских заводов».

Но к тому времени здоровье Мандельштама все боль­ше ухудшалось, он часто испытывал нервные депрессии, пытался лечиться и даже приободрился физически, но ненадолго. А между тем в творчестве, в стихах рукопис­ной «воронежской тетради» Мандельштам старался пре­одолеть пессимистические настроения, хотел понять со­временность и, может быть, изменить себя.

Но поэт уже предчувствовал скорую смерть и в марте 1937 года писал о своей дружбе с жизнью, о своей пре­данности людям:

Не кладите же мне, не кладите

Остроласковый лавр на виски,

Лучше сердце мое разорвите

Вы на синего звона куски!

И когда я умру, отслуживши,

Всех живущих прижизненный друг,

Чтоб раздался и шире и выше

Отклик неба во всю мою грудь!

 

Творческий путь поэта трагически оборвался. Он был арестован и отправлен в лагеря, где и погиб в декабре 1938 года. До сих пор неизвестно, где находится могила Ман­дельштама, но есть памятник в виде томиков его стихов и прозы. Все, что оставил Осип Мандельштам, принадле­жит русской художественной культуре.