Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


ЛУНАЧАРСКИЙ АНАТОЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

(настоящая фамилия — Чарнолуцкий)

(1875-1933) русский писатель, критик, политический и государственный деятель

 

Даже краткое перечисление всего того, чем занимал­ся Анатолий Луначарский, дает представление о его нео­рдинарной личности и огромной трудоспособности. Он был профессиональным революционером, блестящим пуб­лицистом и оратором, крупным политическим и государ­ственным деятелем, двенадцать лет занимавшим пост на­родного комиссара просвещения.

Луначарский родился в тихом украинском городе Пол­таве, с которым связана и судьба прекрасного русского писателя В.Короленко. Когда мальчику исполнилось че­тыре года, мать ушла от своего мужа к статскому совет­нику А.Антонову, жившему в Нижнем Новгороде. Как позднее вспоминал Луначарский, именно атмосфера ро­дительского дома определила выбор его жизненного пути.

В 1885 году после смерти Антонова от неудачной опе­рации семья Луначарских переехала в Киев. Там Анато­лий поступил в Первую гимназию — лучшую в городе.

 

Еще в гимназии он вступает в социал-демократическую организацию и вскоре становится руководителем группы учащихся, изучавших нелегальную социал-демократичес­кую литературу. Одновременно Луначарский выступал в рабочих кружках. Когда ему было всего семнадцать лет, в газете, выпущенной гектографическим способом, появи­лась его первая статья. Поскольку он считался полити­чески неблагонадежным, в аттестате при выпуске ему поставили четверку по поведению.

В то время это закрывало путь для продолжения обра­зования в России. Поэтому Луначарский уезжает в Швей­царию и становится студентом Цюрихского университе­та. Он получает специальность юриста и одновременно знакомится с руководителями международной социал- демократии Р.Люксембург и Г.Плехановым.

Луначарский проучился в Цюрихе два года ив 1897 году вернулся в Москву. Он снова начал работать агита­тором и пропагандистом, писать прокламации. Его дея­тельность привлекла внимание полиции, и вскоре после­довал арест. Поскольку Луначарский был достаточно мо­лод, его продержали в тюрьме два месяца и передали на поруки отцу с обязательством не покидать Полтаву и не выступать публично.

Однако Луначарский сразу же возвратился в Москву, а через несколько месяцев последовал новый арест. На этот раз молодой революционер просидел в тюрьме восемь ме­сяцев, а затем был выслан в Вологодскую губернию.

Отбыв ссылку в Тотьме, Луначарский вновь устанав­ливает контакты с большевиками и в 1904 году приезжает в Киев. Там он несколько месяцев работает в городской газете «Киевские отклики», а осенью 1904 года по вызову Ленина приезжает в Женеву. С этого времени и начинает­ся его работа профессионального революционера.

В Женеве ярко проявились ораторские способности Луначарского. Он участвовал в работе третьего съезда РСДРП и осенью 1905 года по просьбе Ленина возвратил­ся в Россию, где начал работать в большевистской газете «Новая жизнь». Уже после публикации первых статей становится очевидным, что именно Луначарский являет­ся главным публицистом газеты. Но власти очень скоро прерывают его активную публицистическую деятель­ность, через несколько месяцев Луначарского снова аре­стовывают и приговаривают к новой ссылке. Однако осе­нью 1906 года он совершает побег и сразу же покидает Россию.

К этому времени его мировоззрение существенно из­менилось. Луначарский не принимает того политическо­го экстремизма, к которому призывают большевики вме­сте с Лениным. Он считает, что власть следует завоевать только парламентским путем.

 

Эволюция взглядов Луначарского и явилась причиной последующих обвинений в увлечении идеалистической философией и в прочих «смертных», с точки зрения большевиков, грехах.

Постепенно Луначарский переходит от большевистс­кой публицистики к литературной критике. Он чутко сле­дит за всеми новинками литературы и искусства. Так, в статье «Футуристы» им впервые была показана авангар­дистская сущность данного течения.

Когда же в марксистской литературе начинается об­суждение ленинского учения о диктатуре пролетариата, Луначарский опять начинает выступать в партийной пе­чати. Постепенно его взгляды снова меняются, и на неко­торое время он опять сближается с большевиками. В то время он живет за границей, прекрасно понимая, что на родине будет тотчас арестован и не сможет заниматься литературной и общественной деятельностью.

В 1914 году Луначарский публикует цикл статей по истории литературы, где впервые ставит проблему взаи­моотношений пролетариата и интеллигенции. Он счита­ет, что интеллигенция вполне может стать союзником пролетариата, особенно когда речь идет о культурной ре­волюции.

Статьи талантливого критика сразу же получают вос­торженную оценку М.Горького и на несколько лет опре­деляют литературную политику большевиков. Заметим, что в наши дни Луначарского часто считают посредствен­ным и не совсем профессиональным критиком. Конечно, на его творчество оказывала влияние большевистская идеология, но тем не менее в ряде своих произведений он сумел блестяще предугадать развитие литературы. Неко­торые оценки Луначарского отличаются глубиной и тон­костью суждений, как, например, в его статьях о Горьком.

Луначарский вернулся в Россию в мае 1917 года и сра­зу же включился в политическую деятельность. Однако он продолжал убеждать товарищей в необходимости мир­ного захвата власти, что вновь привело к полемике с боль­шевистским руководством. Луначарский становится со­трудником газеты «Новая жизнь», созданной Горьким. Там появляются его острые критические статьи. В числе про­чего они были направлены и против войны. Это привело к новому аресту, на сей раз уже со стороны Временного правительства, хотя это и не закончилось тюремным зак­лючением. Популярность Луначарского не позволила при­менить к нему крайние меры. Тем не менее на некоторое время он скрывался в подполье.

После Октябрьской революции Луначарский был на­значен народным комиссаром просвещения. Вначале он не жалел усилий для того, чтобы привлечь деятелей куль­туры самых различных направлений для пропаганды но­вых идей. Вокруг созданного им журнала «Пламя» объе­динились писатели с самыми разными взглядами. Он и сам включается в активную писательскую деятельность. Прав­да, ни его обработки, скажем, Ф.Шиллера, ни оригиналь­ные пьесы, как «Фауст и город» или «Канцлер и слесарь», нельзя считать удачными. Они носили сиюминутный, при­кладной характер.

Вместе с тем Луначарский яростно выступал против любых перегибов в области культуры. Впервые он заявил о своем несогласии с большевиками и желании выйти из правительства в 1918 году. Он сказал, что не может рабо­тать с теми, кто призывает к разрушению старой русской культуры. Но при этом его позиция была позицией сто­роннего наблюдателя. Он считал, что любые культурные течения имеют равное право на существование.

Луначарский первым выступил и с призывом сохране­ния старых культурных ценностей и даже составил програм­му подобных мероприятий. Признавая за интеллигенцией право на самостоятельность, он старался защищать ее круп­нейших представителей от произвола властей. Именно он отпустил многих деятелей культуры в Европу. Подобная «неразборчивость» не могла пройти незамеченной.

 

С приходом к власти Сталина Луначарского начина­ют постепенно отстранять от руководящих постов. Изгна­ние из культурной жизни страны сильно сказалось и на состоянии его здоровья. К тому же произведения Луна­чарского, в которых звучала мысль о недопустимости че­ловеческих жертв и террора, оказались под запретом.

С 1924 по 1932 год он работал председателем бюро по связям с зарубежными писателями. А вскоре он отправил­ся за границу как заместитель главы советской делегации на конференции Лиги Наций по разоружению. Но и там ни на день не прерывал связи с Наркомпросом. А отноше­ние властей к руководимому им наркомату менялось к худшему. Луначарский выступил решительным противни­ком чрезмерной технизации образования, доказывая, что оно должно быть всесторонне сбалансированным. Нарком считал, что только интеллигенция может стать проводни­ком культуры в массах. Поэтому к ней следует относить­ся с уважением и не преследовать деятелей культуры и искусства.

В феврале 1928 года Луначарский направил Сталину письмо, в котором писал о том, что в высших учебных за­ведениях существует дискриминация в отношении детей из семей интеллигенции. Он доказывал, что нельзя исклю­чать из вуза на основании одного лишь социального проис­хождения. Понятно, что это письмо осталось без ответа.

Летом 1929 года Луначарский и несколько других чле­нов коллегии Наркомпроса отказались участвовать в про­возглашенной в то время «культурной революции» и по­дали в отставку. Она сразу же была принята. С уходом Луначарского интеллигенция лишилась защитника и по­средника между ней и режимом. Известность Луначарс­кого не позволяла открыто осудить его, и было решено отправить его в «почетную ссылку».

 

В то время он уже был тяжело болен, и в 1932 году в Берлине ему был удален правый глаз. Ненадолго Луна­чарский вернулся в Москву, но работать там он практи­чески не смог. Вскоре по настоянию врачей он вновь от­правился в Германию на лечение.

А уже через несколько месяцев, в 1933 году, его на­значили послом СССР в Испании. Практически это озна­чало негласное указание оставаться за границей.

Летом того же года Луначарский отправился в Париж, где наступило обострение болезни, и врачи настояли на немедленном отъезде в санаторий. Луначарский поселил­ся в небольшом французском городке Ментона на Лазур­ном берегу. Там он неожиданно скончался всего за не­сколько дней до отъезда в Мадрид.