Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


ЛАВЕРАН, ШАРЛЬ ЛУИ АЛЬФОНС

(1845-1922) французский биолог

 

Шарль Лаверан родился в Париже. Его предки по от­цовской линии были врачами, а по материнской — воен­ными. Детство Шарля прошло в Алжире, где его отец слу­жил военным врачом. Именно там мальчик впервые уви­дел умиравших от малярии людей.

Когда Шарлю исполнилось шесть лет, семья вернулась во Францию. Отец Шарля, Луи Лаверан, был военно-медицинским инспектором и работал директором школы Эколь дю Валь-де-Грас. Следуя по стопам отца, Шарль поступил в Императорскую военно-медицинскую школу в Страсбурге и в 1867 году получил медицинский диплом. Но с мечтой о научной работе пришлось на время расстать­ся: началась франко-прусская война, и Шарль был отправ­лен в действующую армию военным врачом.

Только через семь лет он смог оставить строевую служ­бу. К тому времени молодой врач уже напечатал несколь­ко статей и благодаря им получил по конкурсу место за­ведующего кафедрой военной медицины и эпидемиологии в Эколь дю Валь-де-Грас.

Через год Лаверан написал работу, в которой предло­жил новый подход к исследованию малярии — это забо­левание представляло серьезную угрозу здоровью фран­цузских солдат, служивших в Алжире.

Лаверан считал, что установить причину болезни мож­но только при непосредственной работе в очаге ее рас­пространения. После долгих хлопот молодой врач добил­ся направления в Алжир, где малярия была настоящим бедствием.

 

Изучая кровь больных, ученый обратил внимание на то, что в ней присутствовал неизвестный темный пигмент. Кроме того, он открыл неизвестные клетки, напоминав­шие по форме либо полумесяц, либо сферу. На их поверх­ности были видны тонкие прозрачные нити, которые по­стоянно двигались и, без сомнения, были какими-то неиз­вестными живыми существами.

Описывая их, Лаверан еще не знал, что совершил одно из крупнейших научных открытий своего времени. Сегодня установлено, что он открыл новый класс микроорганизмов — плазмодии. Они относятся к типу простейших или одноклеточных, и паразитируют в эритроцитах человека и животных.

Однако выводы Лаверана настолько расходились с распространенными представлениями, что в течение долгих четырех лет их игнорировали или отрицали.

Большинство ученых не могли или не хотели согласиться с тем, что в человеческой крови могут существовать простейшие микроорганизмы. Однако по мере того, как в разных странах исследователи получали совершенно одинаковые результаты, отношение их к открытию молодого врача становилось все менее скептическим.

К 1885 году открытие Лаверана получило мировое признание. Ведь ученый практически определил направление, по которому надо было начинать борьбу с опасной болезнью.

Запоздалое признание открытия повлияло и на лич­ную судьбу ученого. В 1884 году Лаверан вернулся во Францию и стал профессором военной медицины в Вальде-Грас. Вскоре он женился на сестре своего друга. Детей у Лаверанов не было, и всю жизнь он заботился о своей младшей сестре.

Поскольку французские военные врачи все еще не были убеждены в выводах Лаверана, ученому было отка­зано в организации лаборатории для научных исследова­ний. Лишь через десять лет его открытие было признано в научном мире. Французская Академия наук присудила ученому престижную премию Бреана, что обеспечило Лаверану небольшой достаток и позволило перейти к на­учным исследованиям.

При первой же возможности он вышел в отставку. В 1896 году ученый переехал в Париж и начал работать в Пастеровском институте. Теперь Лаверан наконец смог заняться полноценной научной работой.

Ученый решил начать изучение и других заболеваний, вызываемых простейшими микроорганизмами, попадаю­щими к человеку через укусы кровососущих насекомых. Одним из таких заболеваний являлся трипаносомоз, или сонная болезнь, возникающая после укуса мухи цеце — в тропиках от нее умирало множество людей и животных.

Вместе с помощниками ученый начал поиск возбуди­теля болезни. Лаверан предложил уникальную методику исследования и стал проводить опыты с искусственным заражением животных. И хотя сам ученый так и не обна­ружил трипаносому, вызывающую болезнь, он практичес­ки создал новую науку — медицинскую паразитологию.

В 1907 году Лаверану была присуждена Нобелевская премия «за исследование роли простейших в заболевани­ях». В связи со смертью короля Швеции Оскара II церемо­ния награждения была отменена и проведена лишь в сле­дующем году.

Выступая на этой церемонии, Лаверан рассказал о своей работе и о тех препятствиях, которые ему пришлось преодолеть для утверждения своих взглядов. «В течение 27 лет, — отметил Лаверан, — я занимался изучением простейших паразитов человека и животных и без пре­увеличения могу сказать, что внес существенный вклад в прогресс в этой области».

Кроме Нобелевской премии, Лаверан был награжден медалью Дженнера Лондонского эпидемиологического общества (1902) и премией Московского международно­го конгресса по медицине (1906). Он был членом Фран­цузской академии наук и Академии медицинских наук, а также иностранным членом Лондонского королевского общества, Общества патологов Великобритании и Ирлан­дии, Эдинбургского королевского общества врачей и Лон­донского общества врачей и хирургов.

 

На денежную часть Нобелевской премии Лаверан организовал в Пастеровском институте лабораторию тро­пической медицины. Являясь страстным ученым и уверен­ным в себе человеком, Лаверан обладал неистощимой энергией, терпением и оптимизмом. Он работал над изу­чением простейших паразитов человека и животных, бу­дучи уже тяжело больным, и лишь за несколько дней до смерти прекратил работать в лаборатории.