Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


КОТИН ЖОЗЕФ ЯКОВЛЕВИЧ

(1908-1979) советский конструктор танков

 

Тридцать лет Ж.Я.Котин возглавлял конструкторский коллектив Кировского завода, где под его руководством были созданы мощные танки Второй мировой войны, а в послевоенное время — трактора и вездеходы, среди ко­торых известный в нашей стране и за ее пределами энер­гонасыщенный трактор «Кировец».

 

Котин родился в городе Павлограде Екатеринославской губернии в многодетной рабочей семье, в которой был пятым ребенком. Свое необычное для русского слуха имя он получил в честь дедушки матери, обрусевшего поляка, который в давние времена поселился на берегу реки Вол­чьей на окраине Павлограда.

Здесь, в Павлограде, маленький Жозеф пошел в на­чальную школу, где отличался своими незаурядными спо­собностями, пытливым умом и усердным отношением к учебе.

В 1920 году семья Котиных переехала в Харьков, а через три года пятнадцатилетний Жозеф закончил школу и поступил рабочим на харьковский котельно-механический завод «Труд», где сначала был учеником, а потом под­ручным слесаря. Тогда же у него проявились способнос­ти к конструированию. Во время работы на заводе он сде­лал слесарные тиски, которые отличались оригинальным техническим решением, и даже получил на них патент.

Три года Котин посещал вечерний рабочий факультет, а затем поступил на автомобильный факультет Харьковс­кого технологического института. Автомобили в Харько­ве в то время практически не встречались, а вот танки самых различных конструкций довольно часто с грохотом и треском прокатывались по улицам. В Харькове еще со времен гражданской войны восстанавливали танки, кото­рые достались от неприятеля. Для подготовки танкистов здесь был создан специальный учебный центр, где танко­вому делу обучали добровольцев из числа рабочих и крас­ноармейцев.

Учеба Котину давалась легко. В школе, на рабфаке, на заводе он неизменно числился в передовых. У Жозефа был сильный голос, он пел с удовольствием, любил укра­инские песни и знал их великое множество. Вообще Ко­тин был человеком общительным, веселым и добросердеч­ным. В августе 1929 года отличника учебы, студента тре­тьего курса Ж.Я.Котина откомандировали в Ленинград для продолжения учебы в Военно-технической академии.

Академия готовила военных инженеровлю многим специальностям: конструкторов вооружения, фортифика­торов, химиков, связистов. В 1929 году из выпускников артиллерийского факультета в академии создали броне­танковое отделение, а еще через год — факультет меха­низации и моторизации.

Учебная программа академии была насыщена до пре­дела, учились напряженно, жили трудно, но очень друж­но. В числе слушателей были не только вчерашние сту­денты, но и люди, прошедшие недавнюю гражданскую войну, герои реальных боев, знакомые с бронетанковой техникой на деле. В таком коллективе любые трудности, любые невзгоды переносились легче, а любые задания оказывались по плечу. Эту закалку Котин пронес через всю свою жизнь, он всегда высоко ценил дружбу и обла­дал редким качеством — бескорыстно помогать другим людям.

Котин выделился и в академии, быстро завоевал авто­ритет. Он был очень работоспособным, обладал широки­ми знаниями, а когда ставил перед собой какую-то цель, обязательно добивался ее.

В академии Котин начал заниматься научной работой, проводил много времени в лабораториях и эксперимен­тальных мастерских, зачитывался специальной литерату­рой^ академической библиотеке. Серьезные публикации по бронетанковой технике помогли ему постепенно вой­ти в круг сложных проблем, связанных с конструирова­нием и боевым использованием танков, броневиков и бро­непоездов.

Темой дипломного проекта Котина был колесно-гусеничный бронеавтомобиль, спроектированный на базе пер­вого советского грузовика АМО-Ф 15. Исходя из реаль­ных возможностей промышленности того времени, он предлагал построить машину с комбинированным колесно-гусеничным движителем. На хороших дорогах колеса позволят бронеавтомобилю развивать высокую скорость.

При необходимости они могут стать опорными катками для гусениц, и бронеавтомобиль превратится в танк, спо­собный двигаться по бездорожью. По мнению Котина, его боевая машина смогла бы передвигаться как по хорошим, так и по проселочным дорогам, по пересеченной местнос­ти с равной скоростью. Кроме того, конструктор предла­гал поставить на броневик более мощный двигатель, ос­настить его надежной броней и современным вооружени­ем. Защита диплома проходила при участии М.Н.Тухачев­ского, и Котин получил высший балл.

 

В 1931 году, после окончания академии, он по реше­нию командования был зачислен на должность инженера в конструкторское бюро Военно-технической академии. Вскоре стал начальником проектно-конструкторского сектора академии. Изучая проекты и конструкции реаль­но существовавших танков, Котин пришел к выводу, что при создании тяжелого танка, предназначенного для про­рыва вражеской обороны, выгоднее иметь поменьше башен, сокращенный экипаж, но надежную броневую защиту.

Разработка танка для воздушного десантирования в 1935 году стала темой кандидатской диссертации Ж.Я.Котина. Этот труд не был сугубо теоретическим ис­следованием — молодой диссертант лично участвовал в оригинальной разработке методики сбрасывания на бре­ющем полете плавающих танков Т-37А и Т-38. Никто не знал, как будет вести себя танк при приземлении и при­воднении, какова будет реакция самолета при сбросе трех­тонного груза, — никаких теоретических расчетов не было, все делалось впервые.

Котин часто выезжал в бронетанковые части Москов­ского военного округа, а в 1935 году присутствовал на показательных маневрах Киевского военного округа, в которых участвовали все рода войск.

Котин внимательно следил за всеми перипетиями ис­пользования танков и во время войны в Испании, встре­чался с танкистами, которые возвращались оттуда. Теперь уже не секрет, что наши танки принимали участие в бое­вых действиях в Испании, но, изучив всю информацию, Котин понял, что они недостаточно надежно защищены. Спустя некоторое время он был направлен на Кировский завод, где возглавил конструкторское бюро.

Свою работу здесь он начал с решения организацион­ных вопросов. Новый конструктор прежде всего добился, чтобы в бюро направили квалифицированных сотрудни­ков, и потом привлекал к делу молодых способных специ­алистов, инженеров, техников. К творческой работе он привлек и рабочих, непосредственных создателей машин: ведь они на деле осуществляли конструкторские проек­ты, видели их недостатки, могли помочь советами. В кол­лективе установилась доброжелательная и спокойная обстановка, которую умело создавал Котин.

Работая над серийными машинами, он находил время для разработок новых, более совершенных танков. Уже тогда началась работа над новым тяжелым танком, кото­рый после всех изменений стал называться КВ. По срав­нению с другими машинами этого класса KB получше компактнее. По предварительным расчетам новый танк имел массу до 47 т. Экипаж состоял из 5 человек. Зару­бежные танки подобного класса имели броню не более 30 мм, а котинский танк имел толщину брони 75 мм. Воору­жение KB обеспечивало ему высокую для того времени огневую мощь. На танке была установлена новая 76,2-миллиметровая пушка, которая имела практическую даль­ность стрельбы до 3600 м и пробивала броню толщиной до 56 мм. Таким образом, танк KB в то время не имел себе аналогов ни у нас, ни за рубежом. 19 декабря 1939 года тяжелый танк KB был принят на вооружение Красной Армии. Это был первый серийный танк с противоснарядным бронированием в наших Вооруженных Силах.

После начала войны Котин и другие конструкторы боевых машин были эвакуированы на Урал, где продол­жали работу на Челябинском тракторном заводе. Здесь выпускались серийные танки KB и модификации этой мо­дели. Тогда же Котин и его конструкторское бюро создали первую серийную советскую самоходную установку СУ-122, которая сразу же была принята на вооружение. Вскоре самоходки признали все фронтовики. Особенно нравились они танкистам за универсальность в бою и безотказность в работе. Многие отмечали отличную прохо­димость машин. А в конструкторском бюро стали работать над созданием САУ — самоходной артиллерийской уста­новки. Одновременно шла работа по созданию нового, бо­лее совершенного тяжелого танка для замены КВ. Танки ИС превосходили тяжелые машины гитлеровской армии и по огневой мощи, и по защите, и по подвижности. В октяб­ре 1943 года ИС поступили в серийное производство.

Новый танк имел 122-миллиметровую пушку. Ни один танк в мире не имел в то время подобного вооружения, а западные страны перевели свои тяжелые танки на 120-мы пушки только через тридцать-сорок лет. Таким образом, время еще раз показало, насколько дальновидным был конструктор Котин.

К концу войны его конструкторское бюро имело на своем счету свыше пятидесяти созданных им боевых ма­шин. Но пора было переходить на мирный труд. Весной 1946 года Котин вернулся на Кировский завод и сразу же начал готовить чертежи вездеходной трелевочной маши­ны. Прошло совсем немного времени, когда на заводе уже изготовили первую партию гусеничных трелевочных трак­торов и отправили их в лесные хозяйства для пробного промышленного использования.

 

Котин принимал участие и в создании антарктическо­го вездехода «Пингвин» для советской антарктической экспедиции. Со временем он начал заниматься и педаго­гической работой, передавал свой большой опыт студен­там Ленинградского политехнического института, где ра­ботал с 1948 года профессором и заведующим кафедрой.

Но он был прирожденным конструктором и не мог со­всем оставить практическую работу. С 1961 года Котин начинает разрабатывать новый колесный трактор — универсальный тягач, на котором можно было бы и грузы пе­ревозить и пахать, и сеять. Он получил название «Киро­вец» (К-700).

В 1968 году Котин становится заместителем министра оборонной промышленности и переезжает в Москву он прожил и проработал одиннадцать лет и здесь же скончался в 1979 году. Похоронили Котина на Ново­девичьем кладбище, а в Санкт-Петербурге его именем названа одна из улиц и Петербургский машиностроитель­ный техникум. Заслуги Ж.Я.Котина помнят и в Кирове где на территории Кировского завода стоит памятник глав­ному конструктору боевых машин.