Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


КОТЕЛЬНИКОВ ГЛЕБ ЕВГЕНЬЕВИЧ

(1872-1944) русский изобретатель

 

Котельников родился в маленьком уездном городке Судже Курской губернии. Там испокон века жил весь его род.

Прадед изобретателя, В.И.Котельников, окончив Харьковский университет, всю жизнь служил в родном городке в скромной должности землемера, занимался сельским хозяйством. Зато брат его, П.И.Котельников прославился как выдающийся математик.

Славные традиции рода продолжил и дед изобретате­ля Г.В.Котельников. Он закончил Харьковский универси­тет и преподавал в Полтаве математику в кадетском кор­пусе и физику в институте благородных девиц. Здесь в Полтаве, родился отец изобретателя, Е.Г.Котельников Он тоже окончил Харьковский университет.

Летом 1868 года семья Котельниковых приехала в 11етербург, где отец получил должность профессора сель­скохозяйственной механики в Земледельческом институ­те. Через четыре года у них родился второй сын Глеб будущий изобретатель.

Мальчик начал учиться в городе Вильно, где в то вре­мя отец служил директором учительского института По­том семья снова вернулась в Петербург, и Глеб продол­жил учебу в первой гимназии. Эта гимназия существова­ла с 1830 года и считалась образцовой. Преподаватели и учащиеся по праву гордились тем, что здесь учились мно­гие выдающиеся люди, прославившие себя в искусстве и науке.

Глеб учился хорошо, но дома ему было интереснее, чем в гимназии. Он любил мастерить и всегда что-то делал своими руками. Свое первое «изобретение» Глеб сделал, когда ему еще не исполнилось и тринадцати лет. Он ку­пил на рынке старый фотоаппарат и на его основе сделал новый.

 

С детства он увлекался не только техникой. В семье Котельниковых любили искусство, театр, музыку. Все члены семьи играли на фортепиано, а Глебу купили скрип­ку, у него обнаружились поразительные музыкальные способности. Эти два увлечения — искусство и техни­ка — прошли через всю жизнь Котельникова.

В начале 1889 года во всех петербургских газетах было напечатано объявление о предстоящем полете на воздуш­ном шаре воздухоплавателя Шарля Леру. Но дело было не только в самом факте полета, а в том, что Леру должен был опуститься на землю на парашюте. О полетах на воз­душных шарах Глеб только читал, а здесь ему довелось увидеть собственными глазами это увлекательное зрели­ще. Оно потрясло мальчика, и он на всю жизнь запомнил прыжок отважного воздухоплавателя.

В 1889 году Котельниковы переезжают в Полтаву, где их семью постигло тяжелое горе — смерть отца. После этого их жизнь резко изменилась. Теперь пришлось жить только на небольшую пенсию, назначенную вдове.

В это время Глеб учился в седьмом классе гимназии. Он мечтал впоследствии поступить в консерваторию или в технологический институт, но теперь об этом можно было забыть. Оставался единственный путь — военная служба. В Киеве, при военном училище, как раз откры­лись курсы для подготовки подпрапорщиков. Глеб всю зиму готовился к экзаменам за седьмой класс, сдал их и уехал в Киев. После окончания курсов он решил продол­жить учебу, закончил основной курс и вышел из училища подпоручиком-артиллеристом. Незадолго до окончания училища умерла мать, теперь в Полтаве делать ему было нечего, и он получил назначение в крепость Ивангород.

В короткое время Котельников в совершенстве овла­дел артиллерийским делом и отлично зарекомендовал себя. Он добросовестно исполнял службу, несмотря на то, что она не приносила ни морального удовлетворения, ни материального благополучия. В крепости Ивангород Котельников впервые увидел привязной аэростат. Он по­лучил возможность хорошо ознакомиться с устройством воздухоплавательного аппарата. Это очень пригодилось ему в будущем, когда он начал работать над парашютами.

Котельников дослужился до чина поручика и, прослу­жив в армии три обязательных года, при первой же воз­можности уволился в запас.

 

В 1897 году он вернулся в Полтаву и поступил на ак­цизную службу. В свободное время играл в любительс­ких спектаклях и имел большой успех. В 1899 году Ко­тельников женился, с тех пор его жена на всю жизнь стала ему верным другом и помощником.

В начале 1900-х годов он перевелся на Дон и получил повышение — стал помощником акцизного надзирателя, и здесь тоже продолжал играть в театре. Правда, это его увлечение раздражало начальство, которое неоднократ­но выговаривало ему за отсутствие рвения в работе. Котельникову пришлось уволиться, и семья начала кочевать с места на место, пока не оказалась в Сочи. Здесь, наряду с любительским театром, Котельников снова занялся тех­никой. Он делал чудесные модели пароходов с работаю­щими паровыми машинками. Модели в тихую погоду пус­кали в море. Сделав порядочный круг, они приставали к берегу.

Весной 1910 года Котельников решил перебраться в Петербург с твердым намерением пробиться на профес­сиональную сцену, стать настоящим актером и отдать себя целиком любимому делу. Осенью этого же года он был принят в драматическую труппу петербургского Народ­ного дома. Одновременно с театром Котельников упорно работал над проблемой создания настоящего авиационно­го парашюта.

Конечно, он знал о попытках своих предшественников создать авиационный парашют. Он изучал историю воз­духоплавания, летного дела, занимался конструировани­ем летательных аппаратов и парашютов. Ему в этом мно­го помогал неутомимый собиратель и знаток истории авиа­ции А.А.Родных, с которым Котельников познакомился в 1910 году.

Изучив общие принципы авиационного парашюта, Котельников начал строить первую модель, чтобы прове­рить свои предположения на опыте. Он долгое время не мог найти подходящего материала для изготовления ку­пола, который должен быть легким, прочным, не слежи­ваться и хорошо раскрываться. Однажды Котельников случайно увидел, как большую шелковую шаль пропусти­ли через маленькое женское колечко, и понял, что глад­кий, прочный, эластичный шелк вполне подходит для из­готовления купола.

Сделав набросок будущего парашюта, Котельников изготовил небольшую модель и, подобрав к ней по весу маленькую куклу, начал испытание. Каждый раз парашютик раскрывался и опускал куклу на землю. Убедившись, что он наконец-то нашел верные принципы устройства аппарата, Котельников вскоре рассчитал общую площадь парашюта для груза весом до восьмидесяти килограммов со средней скоростью снижения до пяти метров в секун­ду. Общая площадь купола достигала пятидесяти квадрат­ных метров, то есть был примерно такой, как и у совре­менных типов парашютов.

Вскоре рабочие чертежи парашюта были готовы, и началось изготовление модели в одну десятую натураль­ной величины. Испытания прошли нормально, после чего Котельников отправился по министерствам и канцеляри­ям, так как для создания действующей модели парашюта требовались немалые деньги. Однако все попытки добыть их в царской казне оказались безрезультатными. Тогда Котельников подал заявку в Комитет по изобретениям на выдачу патента, и, хотя это тоже не дало результатов, он продолжал работать.

Первое испытание своего ранца Котельников провел 6 июня 1912 года в лагере воздухоплавательного парка близ Гатчины. Манекен весом 76 килограммов с надетым парашютом на высоте 250 метров сбросили из корзины аэростата. Парашют раскрылся без помех. Это означало, что главное дело было сделано, а дальше началось усо­вершенствование изобретения.

К счастью, Котельников дожил до того времени, когда парашют стал неотъемлемым элементом авиации. Летчи­ки признали его единственным средством для спасения своей жизни. Впоследствии, когда торжественно празд­новалось двадцатипятилетие первого русского парашю­та, Котельников получил множество поздравлений, а глав­ное — почувствовал, что его изобретение необходимо людям. Теперь его имя стало широко известно.

 

Умер Котельников в конце Великой Отечественной войны. Урна с прахом создателя первого в мире ранцево­го парашюта была помещена в колумбарий Новодевичье­го кладбища, где потом был установлен памятник изобре­тателю.