КОРНИЛОВ ВЛАДИМИР АЛЕКСЕЕВИЧ

(1806-1854) русский флотоводец

 

Имя вице-адмирала Корнилова хорошо известно в на­шей стране. Он принадлежал в числу видных военно-мор­ских деятелей XIX века и внес большой вклад в разработ­ку важнейших отраслей военно-морского дела. Однако наибольшую известность приобрела его деятельность в дни Севастопольской обороны. Корнилов был ее органи­затором, руководителем и геройски погиб во время пер­вой бомбардировки Севастополя.

Точная дата и место рождения В.А.Корнилова до сих пор не установлены. Известно, что он родился в 1806 году в Тверской губернии, где находились родовые поместья родителей и близких родственников Корнилова. Здесь прошли юные годы самого Владимира Алексеевича, его брата Александра и сестры Анны. Отец Корнилова, Алек­сей Михайлович, много лет служил на флоте, после от­ставки перешел на статскую службу и в течение несколь­ких лет являлся тобольским губернатором.

 

После окончания гимназии весной 1821 года Влади­мир Корнилов поступил в Морской кадетский корпус в Петербурге. Он начинал свою военно-морскую службу точно так же, как начинали ее тысячи других офицеров русского флота и как когда-то начинал его отец. Окончив в феврале 1823 года Морской корпус, он получил назна­чение на Балтику. В 1824 году Корнилов вместе с коман­дой совершил долговременное плавание из Кронштадта к берегам Камчатки. Такое плавание, тяжелое, но увлека­тельное, являлось в то время лучшей практической шко­лой для каждого моряка. Команда предполагала совер­шить кругосветное плавание, но этот замысел не осуще­ствился из-за постоянных поломок корабля.

В 1826 году мичман Корнилов был направлен на ко­рабль «Азов», которым командовал известный морепла­ватель М.П.Лазарев. Здесь же проходили службу лейте­нант П.С.Нахимов и гардемарин В.И.Истомин. Линейно­му кораблю «Азов» в составе эскадры Балтийского флота предстояло совершить плавание по Средиземному морю к берегам Греции, где в то время происходила борьба про­тив турецкого господства. Совместно с эскадрами Англии и Франции русские корабли должны были препятствовать переброске турецких подкреплений в Грецию.

На первых порах служба на «Азове» показалась Кор­нилову невыносимой. Строгость и требовательность ко­мандира подчас доводила молодого мичмана до того, что он немедленно хотел перевестись на другой корабль. Ла­зарев не пропускал мимо ни одного промаха по службе, применял к офицерам разные способы воздействия — от внушения до наказания. Особенно часто доставалось Кор­нилову. Лазарева возмущало, что его новый подчиненный офицер вместо того, чтобы совершенствоваться в морс­ком деле, увлекался французскими романами. Вместе с тем командир видел способности Корнилова, знал, что тот может и хочет служить на флоте, поэтому настойчиво рекомендовал ему бросить ненужные для службы увле­чения, стать более целеустремленным и овладевать спе­циальными знаниями. Командир даже выбросил всю биб­лиотеку Корнилова за борт, заменив французские рома­ны специальными книгами из собственной библиотеки.

В конце концов старания Лазарева увенчались успе­хом. Но еще большую роль сыграли в становлении моло­дого офицера самоотверженность и беспримерная отвага русских моряков, их презрение к смерти и готовность до конца выполнить свой воинский долг. Первое серьезное испытание Корнилову предстояло пережить 8 октября 1827 года, когда произошло сражение в Наваринской бухте.

 

Во время русско-турецкой войны 1828-1829 годов русская эскадра участвовала в блокаде Дарданелл, про­ходившей в исключительно трудных условиях. Боевые действия прекратились только осенью 1829 года, когда был подписан мирный договор, и русские корабли пришли на Мальту, а спустя полгода направились обратно в Бал­тийское море. Этот переход был завершен за 59 дней без единой остановки в европейских портах.

Скупой на похвалы Лазарев, произведенный за Наваринское сражение в контр-адмиралы, по возвращении на Балтику дал Корнилову весьма лестную характеристику.

В сентябре 1830 года в жизни Корнилова произошло знаменательное событие: он был назначен командиром корабля. В течение некоторого времени молодой коман­дир находился в практических плаваниях, но вскоре его службе на Балтике пришел конец. В начале 1833 года он сдал корабль другому командиру, а сам отправился на новое место службы, на Черноморский флот, командую­щим которым в то время стал М.П.Лазарев.

Корнилов был назначен командиром брига «Фемистосл» и отправился из Севастополя в распоряжение рус­ского посланника в Турции А.П.Бутенева. В греческом порту Пирей его корабль соединился с другим русским кораблем, командиром которого был лейтенант Путятин. Находясь в отдельном плавании, оба корабля являлись как бы представителями всего Черноморского флота. Эта миссия была, разумеется, и почетна, и ответственна.

12 июля 1835 года «Фемистокл» покинул Грецию и вы­шел в обратный путь к родным берегам. На борту корабля находился художник К.П.Брюллов, и Корнилов часами бе­седовал с ним. Знаменитый художник в то время как раз работал над своей картиной «Последний день Помпеи».

Во время плавания он написал портрет Корнилова, который в 1836 году был выставлен в Академии худо­жеств. В настоящее время этот портрет находится в Эр­митаже. 15 августа 1835 года «Фемистокл» прибыл в Одес­су. Представляя Корнилова к званию капитан-лейтенан­та, Лазарев писал: «Вот один из тех офицеров, которые поддержат честь нашего флага».

Период с 1836 по 1842 год был для Корнилова насы­щен многими событиями. Прежде всего в эти годы он при­нимал непосредственное участие в строительстве кораб­лей Черноморского флота, последовательно командуя тремя судами. В течение этих лет Корнилов неоднократ­но находился в плаваниях с адмиралом Лазаревым, испол­няя на его эскадрах должность начальника штаба. За отли­чие в боевых действиях в 1840 году ему было присвоено звание капитана I ранга. Он был назначен командиром 120- пушечного линейного корабля «Двенадцать апостолов», команда которого насчитывала около тысячи человек.

В многочисленных плаваниях Корнилов выработал свою собственную систему взглядов на основные методы и принципы боевой подготовки моряков. Прежде всего, он рассматривал их обучение как сложный процесс, кото­рый нужно правильно организовать и настойчиво прово­дить в жизнь.

Он также считал, что усвоение материала должно про­исходить сознательно, так как механическое зазубрива­ние того или иного предмета не может дать прочных и твер­дых знаний. В своей практической деятельности по обу­чению моряков Корнилов исходил из опыта лучших фло­товодцев и, конечно, из своего собственного опыта, кото­рый приобрел под началом Лазарева. Он не стеснялся обучаться и сам у более опытных моряков, которые нахо­дились в экипаже его корабля. Благодаря этому мастер­ство Корнилова как командира год от года совершенство­валось, и также год от года росла его слава как знающего, опытного морского офицера.

Зимой 1837 года Корнилов женился на Елизавете Ва­сильевне Новосильцевой. В следующем году у них появил­ся первый сын, а в 40-х годах родилось еще два сына и пять дочерей, но трое из них умерли в раннем возрасте. Семья Корниловых была очень дружная. Сам Владимир Алексеевич горячо любил детей и заботился об их воспи­тании.

Он интересовался музыкой, архитектурой, театром, историей и археологией, с интересом наблюдал за раскоп­ками древнегреческих колоний Херсонеса и Пантикапея в Крыму. На протяжении многих лет поддерживал друж­бу с Брюлловым, переписывался с ним, а когда бывал в Петербурге, обязательно навещал. Он был хорошо знаком с И.К.Айвазовским, который при работе над своими кар­тинами на морские темы нередко пользовался его консуль­тациями. Нередко Корнилов подсказывал художнику сю­жеты для его картин.

В 1846 году Корнилов отправился в Англию для на­блюдения за постройкой пароходо-фрегата. Владимир Алексеевич ежедневно бывал на верфях и в мастерских, вникал во все детали постройки. А через два года вернул­ся на родину на борту нового корабля «Владимир».

Вскоре после своего возвращения Корнилов был про­изведен в контр-адмиралы и занял пост начальника шта­ба Черноморского флота. В феврале 1851 года командую­щий Черноморским флотом М.П.Лазарев из-за тяжелой болезни был вынужден оставить службу и отправиться за границу на лечение. В том же году знаменитый морепла­ватель скончался. Корнилов, как и все ученики Лазарева, тяжело переживал его смерть.

Назначенный на должность Лазарева 70-летний Берх никогда не командовал ни кораблями, ни эскадрой. Вся тяжесть работы пала на Корнилова. Царь награждал его орденами, зачислил в свою свиту, присвоил звание гене­рал-адъютанта, произвел в вице-адмиралы, позволил ему несколько раз явиться во дворец на прием и при этом не скупился на обещания будущих повышений. Но при всем этом правительство не считало возможным доверить ему командование флотом. На этом посту казался более удоб­ным престарелый Берх.

Современников особенно поражала огромная работос­пособность Корнилова. Сам он в одном из писем в 1852 году сообщал: «Теперь второй час ночи, а в шесть на но­гах — и это почти всякий день». Постоянное переутомле­ние из года в год подрывало его и без того слабое здоро­вье, однако энергия его казалась неиссякаемой.

В начале сентября 1854 года английская, французс­кая и турецкая эскадры подошли к Севастополю. Вскоре выяснилось, что русские парусные корабли не в состоя­нии противостоять паровому флоту противника. В тех условиях русские пошли на вынужденную меру — зато­пили несколько старых кораблей, что позволило наибо­лее полно обеспечить защиту рейда со стороны моря и усилить оборону на суше.

Фактически с этого момента вся ответственность за оборону Севастополя легла на плечи Корнилова. Будучи начальником обороны Северной стороны, а затем и на­чальником штаба гарнизона Севастополя, он организовал систему обороны города, и в результате самоотвержен­ных усилий его защитников за несколько дней в Севасто­поле было сделано больше, чем за все предвоенные годы.

 

5 октября 1854 года, в «день крещения Севастополя огнем и железом», адмирал около 11 часов утра прибыл на Малахов курган, где шло ожесточенное сражение с противником. Укрепления, блиндажи, батареи и площад­ки Малахова кургана усыпал град неприятельских снаря­дов. Корнилов собирался продолжить объезд остальных укреплений Севастополя, но в этот момент его сразило вражеское ядро. «Вас ранило?!» — воскликнул адъютант, склоняясь к адмиралу. «Хуже! Это конец», — прошептал Корнилов. Когда подбежали офицеры и матросы, адмирал, превозмогая боль, сказал: «Хорошо умирать, когда совесть спокойна! Отстаивайте Севастополь... Я счастлив, что умираю за отечество...»

Смертельно раненного Корнилова отвезли в госпи­таль. Он успел проститься с В.Истоминым и П.Нахимо­вым, обрадовался известию о том, что русские моряки успешно отражают огонь английских батарей, и скончал­ся. На следующий день все защитники и жители Севасто­поля пришли проводить в последний путь организатора и руководителя обороны города, талантливого военачаль­ника, выдающегося адмирала русского флота.

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net