Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


КОНЕВ ИВАН СТЕПАНОВИЧ

(1897-1973) советский военачальник

 

Английский журналист Александр Верт писал: «В самую распутицу и бездорожье Конев начал свое фантастаческое «молниеносное» наступление через слякоть и грязь». Речь идет о Корсунь-Шевченковской операции, одной из важнейших в боевой биографии выдающегося полководца.

 

Но всякая биография начинается с детства, которое прошло у Конева в Вологодской области. Он родился в деревне Лодейно в крестьянской семье. Мальчик рано осиротел, когда умерла мать; рано узнал, что такое тяжелый невыносимый труд. Отец, чтобы прокормить семью, в поле работал лишь летом, а зимой — на лесозаготовках и сплаве, и сын помогал ему.

Иван пошел в школу раньше своих сверстников. У него была хорошая память, учился он хорошо и по окончании начальной школы получил похвальный лист, а в подарок томик Гоголя. Потом была земская школа за десять кило­метров от дома. Отец устроил сына в приют при школе, а когда Ивану исполнилось шестнадцать лет, отвез его в Архангельск к брату, работавшему на лесной бирже. Иван стал работать в порту, где грамотному, непьющему пар­ню сулили хорошее будущее.

Жизнь заставила Конева пройти и другую школу. Во время Первой мировой войны он был солдатом, а потом унтер-офицером в Москве, в дивизионе тяжелой артилле­рии резерва главного командования. Затем попал на Юго- Западный фронт, где в Карпатах шло наступление, пред­принятое Временным правительством Керенского. После демобилизации из царской армии в декабре 1917 года Ко­нев вернулся в родное село.

Оттуда он переехал в уездный городок Никольск и быстро проявил себя как способный, умелый организатор. Конев к тому же оказался прекрасным оратором, поэтому очень быстро стал своим человеком среди революционе­ров. Когда же начала создаваться Красная Армия, его на­значили военным комиссаром Никольского уезда. Летом восемнадцатого года Конева избрали делегатом на Всерос­сийский съезд Советов. В дни работы съезда подняли мя­теж левые эсеры, и Конев снова оказался в центре собы­тий. Его назначили командиром рабочего отряда Рогожско-Симоновского района и поручили охранять Каланчев­скую площадь, где расположены три вокзала. А через не­которое время Конев добровольцем отправился на фронт, и началась его боевая служба в Красной Армии.

Он был назначен комиссаром бронепоезда. Боевые действия проходили на Транссибирской магистрали, и бронепоезд Конева помогал пехоте и коннице отбивать города у белых. Молодой комиссар и здесь проявил неза­урядные организаторские способности и вскоре стал ко­миссаром бригады. Теперь двадцатитрехлетний парень должен был обеспечивать боевые действия большого со­единения. Прошло немного времени, и он становится ко­миссаром штаба Народно-революционной армии под ко­мандованием В.Блюхера.

Отгремела Гражданская война. Страна переходила к мирному строительству. Сокращалась и численность ар­мии. В кадрах сохранялись только лучшие командиры и комиссары.

Конева направили на курсы усовершенствования выс­шего командного состава. После окончания учебы его направили в Нижний Новгород на должность командира полка, которым он командовал пять лет и досконально изучил все тонкости воинской службы.

Вскоре Конев поступает в академию имени Фрунзе и заканчивает ее с отличием. Ему предложили остаться на преподавательской работе, но он отказался, поскольку стремился в войска, и настоял на своем, получив назна­чение командиром стрелковой дивизии в Белорусский военный округ.

Некоторое время Конев служил и в Монголии, а ког­да вернулся, был назначен командующим 2-й Краснозна­менной Дальневосточной армией. Его перебрасывали из одного округа в другой. Всего за два года он командовал войсками в Приамурье, был командующим Забайкальским военным округом, откуда в январе 1941 года был направ­лен на должность командующего войсками Северо-Кав­казского военного округа.

 

Здесь верный своим привычкам новый командующий уже на третий день своего пребывания в Ростове отпра­вился в войска. За два месяца он посетил все крупные гар­низоны, объехал Черноморское побережье и пришел к вы­воду, что округ, как возможный театр военных действий, подготовлен неудовлетворительно. Почти нет оборонитель­ных сооружений, большинство дивизий не укомплектова­ны, мало артиллерии и танков. Конев только начал исправ­лять недостатки, как последовал вызов в Москву.

Приказ, который он получил от наркома обороны, был неожиданным. Ему надлежало в срочном порядке сфор­мировать из войск округа полнокровную боеспособную армию и передислоцировать ее на Украину. Армия полу­чила девятнадцатый номер.

Вернувшись в Ростов, Конев с головой окунулся в но­вое дело. И уже к середине июня армейские дивизии рас­положились во многих городках вдоль побережья Днеп­ра, а штаб разместился в Черкассах.

Обстановка настораживала, поэтому 18 июня 1941 года Конев поехал в Киев для выяснения ситуации на гра­нице. Ничего существенного узнать он так и не смог, а через четыре дня началась война. Конев вместе с войска­ми пережил самые трудные дни и недели начала войны. В жаркие летние дни 1941 года генерал мотался по дорогам Смоленщины, собирая в кулак отступающие войска и те дивизии, которые успели разгрузиться. Спал урывками, прямо в машине. С рассвета до глубокой ночи находился в войсках. Да, собственно, так поступали в ту пору мно­гие командармы.

10 сентября 1941 года Государственный Комитет Обо­роны назначил Конева командующим Западным фронтом, присвоив ему звание генерал-полковника. Новый коман­дующий прекрасно понимал трудности своего положения. Он командовал фронтом, который, по существу, еще не обрел законченной организационной формы. Предстояло глубоко разобраться в обстановке, встретиться не только с командующими армиями, но и с командирами дивизий. В распоряжении Конева находилось шесть армий, но три из них были совсем ослаблены в июльских и августовс­ких боях. Командующий понимал, что войска нуждаются в пополнении и отдыхе. В составе фронта было также не­сколько дивизий народного ополчения, недавно сформи­рованных в Москве. Они пока мало что умели, но воевать приходилось с тем, что имеешь.

В октябре 1941 года Конев назначается командующим Калининским фронтом. Именно этот фронт не допустил прорыва вражеских танков и мотопехоты на Торжок и Вышний Волочек, сорвав вместе с Западным фронтом пла­ны противника, пытавшегося с ходу окружить Москву. А начавшееся в декабре контрнаступление советских войск не только устранило угрозу захвата Москвы, но и отброси­ло немецкие войска на сотни километров от столицы.

Через некоторое время началась Ржевско-Вяземская операция. Бои шли за каждую высоту, каждую деревню, каждую речку. Как раз о таких боях писал А.Твардовский в поэме «Василий Теркин».

Долгих четырнадцать месяцев Конев ни на день не покидал фронт. За это время он повидал все: и катастро­фы, и упорные оборонительные бои, и мощный удар «Тай­фуна», и первую победу над гитлеровскими войсками в Подмосковье. В конце лета сорок второго Конев снова стал командующим Западным фронтом. Теперь он должен был отвечать за прикрытие столицы.

Через некоторое время Ставка назначила его коман­дующим Степным фронтом, который должен был сыграть важную роль в предстоящей Курской битве. Он с боль­шим удовлетворением принял новое назначение. Степно­му фронту предстояло вести боевые действия против груп­пы армий «Юг» генерал-фельдмаршала Манштейна. Бит­ва под Курском отличалась огромным размахом, исклю­чительной напряженностью и ожесточением. Пятьдесят дней продолжались упорные, напряженные бои на земле и в воздухе. За это время обе стороны последовательно вводили в сражение свыше 4 миллионов человек, более 69 тысяч орудий и минометов, 13200 танков и самоход­ных орудий и до 12 тысяч боевых самолетов. Развернув­шиеся в ходе битвы танковые сражения не имели себе равных в военной истории. Это была величайшая танко­вая битва во Второй мировой войне.

Войска Конева после упорных боев взяли Белгород, и в Москве в честь освобождения Белгорода и Орла впер­вые был произведен салют. Продолжая развивать успех, армии Конева 23 августа 1943 года освободили Харьков. Впереди было форсирование Днепра, мощнейшей водной преграды. Фронт под командованием талантливого пол­ководца форсировал Днепр, и началось освобождение Правобережной Украины.

Теперь предстояла Корсунь-Шевченковская операция, и Конев одержал в ней победу. За успех в этой операции выдающемуся полководцу было присвоено звание Мар­шала Советского Союза. Он стал третьим, кто получил в эту войну звание маршала. Первым был Жуков, вторым — Василевский.

26 марта 1944 года 2-й Украинский фронт под коман­дованием маршала Конева, развивая наступление, вышел на реку Прут — государственную границу СССР. В честь этого события в Москве был произведен салют из трех­сот двадцати орудий. Теперь бои велись на территории Румынии. Затем была Карпатско-Дуклинская операция, в которой принимали участие воины Чехословацкого кор­пуса генерала Свободы.

Особенно удачной была операция по освобождению Кракова. Древнейший и красивейший польский город, где каждый дом — сама история, взяли неповрежденным, хотя он был заминирован и приготовлен к уничтожению.

Уже участвуя в освобождении Берлина от фашистов, Конев получил приказ немедленно начать подготовку к наступлению на Прагу. Весь фронт снова пришел в дви­жение. Быстрые и решительные действия войск Первого Украинского фронта под командованием Конева спасли от разрушения и Прагу.

 

После войны маршал Конев занимал ряд ответствен­ных постов: был главнокомандующим Центральной груп­пой войск, Главнокомандующим сухопутными войсками и одновременно заместителем министра обороны СССР. Потом он стал Главнокомандующим Объединенными во­оруженными силами государств-участниц Варшавского договора, Главнокомандующим Группой советских войск в Германии, а в последние годы работал в Группе гене­ральных инспекторов Министерства обороны. За свои военные заслуги Конев был дважды удостоен звания Ге­роя Советского Союза и, кроме множества других наград, имел высший полководческий орден «Победа».

В своей книге «Записки командующего фронтом» Иван Степанович Конев писал: «Победа далась нам нелегко. Враг был силен и коварен. Тем большей славы достоин советский солдат — чудо-богатырь. Ему мы обязаны на­шей победой. Слово «солдат» собирательное: это и рядо­вой, и сержант, и старшина, и офицер, и генерал, и мар­шал — все воины фронта и партизаны. Нравственная сила советского солдата, проявленная на войне, необыкновен­на. Она воплотилась в его доблести, отваге и героизме. Наш солдат смело шел в атаку на врага, без колебаний вступал в смертельный бой, прокладывал путь к победе, ради жизни на земле. Он был храбр в бою, суров и вели­кодушен...». Все эти слова с полным правом можно от­нести и к маршалу Коневу, прах которого покоится в Кремлевской стене рядом с другими выдающимися пол­ководцами.