Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


КОЛЬЦОВ НИКОЛАЙ КОНСТАНТИНОВИЧ

(1872-1940) русский биолог, основоположник отечественной экспериментальной биологии

 

Н.К.Кольдов родился 15 июля 1872 г. в Москве в се­мье бухгалтера меховой фирмы. В 1890 г. окончил шес­тую московскую гимназию с золотой медалью и в том же году поступил на естественное отделение физико-матема­тического факультета Московского университета. Здесь он специализировался на кафедре сравнительной анато­мии. и все его студенческие работы были посвящены этой теме, После окончания университета в 1894 г. он был ос­тавлен при нем для подготовки к профессорскому званию. В течение нескольких последующих лет Кольцов работал на ряде биологических станций в России (Севастопольс­кой, в Ростове-на-Дону) и за рубежом (Неаполитанской, в Ростоке), где подбирал материалы для магистерской диссертации. После возвращения из поездок он стал за­ниматься научной и педагогической работой в Московс­ком университете (1903-1911). С 1903 г. Кольцов развер­нул исследования в новой для него области — цитологии, изучая строение клетки и прежде всего ее форму. Так как большинство клеток состоит из полужидкой цитоплазмы, то ее форма должна определяться наличием внутри клет­ки эластических образований. В своих многочисленных исследованиях ученый применял не только морфологичес­кий, но и физиологический анализ, широко использовал различные физические и химические факторы для изме­нения структуры и формы клеток. Тем самым он перебро­сил мост от цитологии к физико-химической биологии.

 

В 1913-1917 гг. Кольцов был руководителем биоло­гической лаборатории при Московском народном университете им. А.Л.Шанявского. После Октябрьской револю­ции стал организатором и бессменным директором Ин­ститута экспериментальной биологии в Москве (1917­1939).

Приступив к организации Института эксперименталь­ной биологии, Кольцов поставил перед коллективом на­учного учреждения поистине грандиозную задачу — изу­чение явлений жизни с самых различных точек зрения, с применением методов генетики, цитологии, физико-хими­ческой биологии, физиологии развития и эксперименталь­ной эмбриологии, эволюционного учения. В осуществле­нии намеченной программы очень велик и личный вклад самого Кольцова, отраженный во множестве (свыше 300) экспериментальных исследований, статей, докладов, книг. С самого начала деятельности института Кольцов обра­тил особое внимание на вопросы генетики и развернул широкие исследования на ряде объектов. Ученый страст­но доказывал необходимость развития генетики и, в част­ности, глубокого изучения мутаций. Он уже тогда пред­полагал, что среди нежизнеспособных, неблагоприятных и просто безразличных мутаций могут возникать и полез­ные человеку мутации, которые привлекут к себе взоры генетиков и селекционеров. Выдающийся биолог понимал, что понадобятся какие-то очень сильные методы воздей­ствия на клетки, чтобы добраться до хромосом и генов, надежно спрятанных в глубине клеток, и он разрабатыва­ет эти методы.

Генетика в России только зарождалась, у молодой на­уки не было специалистов. Чтобы воспитать кадры, про­будить интерес к этой науке у экспериментаторов, требо­валось время. С 1918 года профессор Кольцов начинает читать лекции студентам Московского университета. Вместе с ним на физико-математическом факультете ра­ботает Четвериков, который читает курс генетики. Пер­вые ученики Кольцова: Б.А.Астауров, Н.В.Тимофеев-Ре­совский, Д.Д.Ромашев, Н.П.Дубинин — по окончании университета приходят работать к нему в институт. В 1918 г. Кольцов и С.С.Четвериков организуют под Звени­городом опытную станцию, которая становится центром изучения генетики животных. Здесь были предприняты первые попытки вызвать мутации у дрозофилы действи­ем рентгеновских лучей, но эксперименты дали очень нео­пределенные результаты. К сожалению, в первые годы революции русские ученые были изолированы от обще­ния с учеными других стран. О мутациях дрозофил, осно­вательно изученных в то время школой Моргана, Коль­цов знал лишь по печатным статьям. Ученый явился так­же инициатором работ по химическому мутагенезу, увен­чавшихся полным успехом в работах его ученика В.В.Са­харова. Еще в 1932 г. Кольцов указал на возможность экспериментального удвоения числа хромосом и на прак­тическое значение этого метода, реализованного уже в наше время в получении новых сортов сельскохозяйствен­ных растений.

Полеты первых советских стратостатов привлекли внимание Н.К.Кольцова, появилась возможность исполь­зовать космические факторы, способные воздействовать на наследственные свойства, а именно — космические лучи. Наконец, самый главный вклад ученого в науку - это разработка положения о хромосомах как наследствен­ных молекулах (1927). Хромосома, по Кольцову, представ­ляет собой единую гигантскую молекулу. В ее состав вхо­дят две нити — генонемы, каждая из которых состоит из отдельных генов, как бы радикалов этой молекулы. Но­вые генонемы создаются только на старых как на матри­цах. Выдвинутый Кольцовым матричный принцип обра­зования новых хромосомных молекул оказался поистине пророческим.

Он предвосхитил на много лет важнейшее положение современной молекулярной биологии. Наслед­ственной матрицей Кольцов считал высокополимерные молекулы белков. В дальнейшем оказалось, что ведущая роль в наследственности принадлежит более простым соединениям — нуклеиновым кислотам. В ряде статей, таких, как «Генетика и физиология развития», «Роль гена в физиологии развития», Кольцов развивал идеи, далеко опередившие свое время. Выдающийся ученый стремил­ся перекинуть мосты между физиологией развития и ге­нетикой, а также цитологией и биохимией, тщательно анализировал отдельные этапы индивидуального разви­тия, начиная с оплодотворения яйца, а также рассматри­вал развивающийся организм как сложную систему. В дальнейшем он разбирал вопросы о влиянии отдельных генов, постепенно включающихся в процесс индивидуаль­ного развития, о связи между генами, гормонами и фор­мообразующими веществами, обнаруживаемыми в опы­тах экспериментальных эмбриологов. Кольцов был бли­зок к появившемуся много лет спустя положению: один ген — один фермент.

 

Будучи биологом широкого профиля, выдающийся ученый уделял немало внимания и таким вопросам, как общая характеристика свойств жизни и отличие живого от неживого, был убежденным сторонником эволюцион­ной теории Ч.Дарвина. Как известно, современное уче­ние — это синтез классического дарвинизма и данных генетики, цитологии и других экспериментальных наук XX века. Идеи Кольцова способствовали этому синтезу. Велика его роль в подготовке кадров научных работни­ков, многие из которых позднее стали крупными учены­ми. Наконец, он был инициатором создания в России пер­вых биологических журналов («Успехи современной био­логии», «Биологический журнал» и другие), членом ред­коллегии многих других научных и научно-популярных журналов, а также редактором биологических разделов энциклопедий — Большой медицинской и Большой совет­ской. В течение почти 20 лет Кольцов руководил основ­ным естественнонаучным журналом «Природа».

Сталинская «чистка» не обошла стороной и биологию. Кольцов был изгнан из института, который создал, и, выб­рошенный за пределы науки, сразу же погиб, не пережив сердечный приступ. Ученый умер 2 декабря 1940 г. и был похоронен в Москве на Лефортовском кладбище. В мае 1975 г. имя Н.К.Кольцова было присвоено Институту био­логии развития Академии наук, организованному в 1967 г. учеником Кольцова Б.Л.Астауровым, и исторически, и идейно связанному с Институтом экспериментальной биологии.