Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


КИПЛИНГ, ДЖОЗЕФ РЕДЬЯРД

(1865-1936) английский поэт и прозаик

 

Имя «железного Редьярда» овеяно легендарной сла­вой. Мужественный и волевой человек, он воспел в сво­ем творчестве дерзновенную отвагу и энергию воина-по­бедителя. Киплинг принадлежал к писателям-неороман­тикам, которые по-своему выразили ненависть к «совре­менной цивилизации». Как вызов торгашам и канцелярс­ким крысам он утверждал доблесть и стоическую выносливость солдата Британской империи, несущего культуру отсталому Востоку. Это было время расцвета колониальной политики владычицы морей Англии.

Он сам, двадцатитрехлетний работник провинциаль­ной газеты, никому не известный, напористо и смело втор­гся в столичный литературный мир, потеснив уже при­знанные дарования. И заговорил дерзко и убедительно от лица солдат-ветеранов, тертых колониальных чиновников, бывалых офицеров, которые трудились, воевали и умира­ли за «благо империи».

Писательская слава пришла к Киплингу сразу и с каж­дой книгой поднималась выше. Он хорошо знал, о чем писал.

 

Джозеф родился в Бомбее. Отец его был естествоис­пытатель и художник, хранитель научного музея, автор труда «Человек и зверь в Индии». Детство мальчика про­шло среди экзотической природы и пестрой жизни индий­ского населения. Потом, чтобы воспитать чувство «бри­танского патриотизма», отец, как это водилось среди анг­лийских колониальных чиновников, послал мальчика учиться в Англию. В 18 лет Киплинг вернулся в Индию и увлекся журналистикой.

Через пять лет он уже знаменитый писатель, ни на кого не похожий, никому не подражающий.

Там, где у других авторов в центре приключения и со­кровища, Киплинг рисовал колонии с изнуряющей лихо­радкой, тоской одиночества, убийственной жарой. И го­ворил об этом не изысканным слогом, а грубым, суровым языком. Он уводил читателя и в пустыню, и в джунгли, и в морской простор. Он был прекрасным проводником на этих дорогах, потому что обладал одаренностью и насто­ящей творческой энергией.

Первые же сборники Киплинга стали продаваться по всей Индии. Но скоро успех пришел к нему и в Англии. Искушенные в литературе люди увидели в его произведе­ниях истинную литературу, «божественный огонь».

Киплинг показал Индию с ее обычаями и нравами, бедностью и нищетой народа, религиозными верования­ми и уродливыми формами культа, отсталостью и восточ­ным произволом («Маленький Тобра», «Мщение Лал-Бега», «Дом Садху», «Вильям-завоеватель» (в русском переводе — «На голоде»). Конечно, на этом фоне виднее была милость колонизаторов, превосходство людей белой расы. Так, маленький Вилли Винки в одноименном рас­сказе, шестилетний сын полковника, встретив вооружен­ных горцев, которые хотели его похитить, ведет себя с ними повелительно, как «дитя господствующей расы», и тем спасает себя. Во многих рассказах индийцы сами по доброй воле признают власть Запада над Востоком.

В 1888 г. вышло сразу несколько сборников расска­зов Киплинга. Они повествовали о семейной жизни и быте англичан в Индии («История Гэдсби», «Под сенью деодорадов»), о странных и необычных приключениях («Рик­ша-призрак»), о военных действиях («Три солдата»). Сто­ронники колониальной экспансии приняли в Англии рас­сказы Киплинга с восторгом. Он, словно очевидец спаси­тельной роли англичан в Индии, утверждал право вели­кой нации. В его рассказах мелкий, рядовой колониальный чиновник или солдат рассказывали о себе, вызывая сочув­ствие читателя. Привлекала и новизна темы, и трезвый, объективный взгляд автора.

Но от Киплинга не ускользают неудачи и промахи его соотечественников по отношению к местному населению, и он советует им изучить край, языки, обычаи, теснее сжиться с индийцами. Он видел, что и солдаты, и чинов­ники, «несущие цивилизацию», жаждут обогащения и удачной карьеры. Они далеко от своей родины, где гос­подствует чопорная мораль, и поэтому здесь, где им со­всем не сладко живется, они могут не церемониться, осо­бенно в отношениях с индийскими женщинами. Да и друг друга они особенно не щадят. Но они настоящие солдаты великой армии, мужественно переносят трудности кли­мата и быта, веря в свою великую миссию. Как отмечал А.Куприн, Киплинг изображал своих героев в самом за­душевном, привлекательном духе: «Его Томми (прозви­ще английских солдат), правда, грубоват и немного вор­чун, и не прочь выпить лишнего, но зато обожает своего начальника-офицера, как существо высшей, полубожес­кой расы, всегда готов положить жизнь за товарища, рад войне, точно празднику, и с гордым достоинством носит звание слуги «Вдовы», как он с интимной почтительнос­тью называет свою королеву. Об одном только не упоми­нает Киплинг при всем своем пристрастии к доброму, слав­ному Томми — это о жестокости его к побежденным и о его истеричности». С не меньшей строгостью говорит Куп­рин и об изображении Киплингом индийцев: «Всякий бун­товщик, дерзающий восставать против попечительной и разумной английской власти, презрительно рисуется ав­тором как разбойник, вероломный трус и мошенник».

В романе «Стоки и компания» (1899) писатель пере­дал атмосферу закрытой школы в Англии. Здесь будущие офицеры и джентльмены воспитываются в духе воинствен­ности и националистического высокомерия. Вначале его герои — это непослушные и своевольные ученики, кото­рые не подчиняются никаким правилам. Их сурово нака­зывают, но в кодекс поведения озорников входят не толь­ко дебоширства и неподчинение правилам, но и послуш­ное принятие заслуженных экзекуций. Став колониаль­ным офицером, Стоки усмиряет индийских повстанцев, и в сражении он так же дразнит противника и озорничает, как заводил когда-то надзирателя. Получая в бою глубо­кие раны и кровавые рубцы, он и его товарищи любуются и похваляются ими. Смелость и удаль, бравада отвагой, мальчишеская безоглядность и своеволие соединены с верностью присяге истинного солдата империи.

Занимательный сюжет у романа «Ким» — о малень­ком шпионе. Английская разведка вербует мальчика-сироту, выросшего в Индии и в совершенстве знающего ме­стные языки и нравы. Смышленый мальчишка с азартом и успехом выполняет трудные шпионские задания.

 

Всемирную славу принесли Киплингу его поэтические сборники: «Песни казармы» (1892), «Семь морей» (1896), «Пять наций» (1903). Вводя в язык жаргонизмы и вульга­ризмы, Киплинг создавал впечатление, что говорит от лица народа. Крепкий, ритмичный стих легко укладывал­ся в памяти. В борьбе с природой его герои, мореплавате­ли-пираты, купцы-разбойники, отличаются упорством, риском, авантюрностью.

Часто романтика отваги переходила у Киплинга в пря­мую защиту колониальной политики. В известном стихот­ворении «Добыча» прославлено и воспето хищничество колониального солдата. Переживший трудности быта, считая себя хозяином земли, «Томми» по-звериному гра­бит языческие храмы, обыскивает дома местных жителей. Вояка ни в грош не ставит свою жизнь, готов все поте­рять и ничего не приобрести, увлечен поисками приклю­чений, отдается риску.

Когда Англия начала авантюрную, завоевательную войну с бурами, Киплинг написал ряд стихотворений, что­бы мобилизовать общественное мнение в пользу войны. Он сам поехал в Африку и сильнее генералов вдохновлял солдат. В годы Первой мировой войны он активно высту­пал со стихами и очерками во славу внешней политики Англии.

Особенно популярны стали повести и рассказы Кип­линга для детей: «Отважные мореплаватели», «Сказки просто так» и две «Книги джунглей» с удивительными рассказами о жизни человеческого детеныша Маугли сре­ди зверей (1894-1895). Впоследствии эти две книги о су­ровых законах джунглей не раз экранизировались.

Отважный, сообразительный Маугли постиг тайны зверей, расположил их к себе и потому царит над ними. Изобретательность и ловкость мальчика побеждает тупую жестокость тигра Шер-Хана, а владение огнем помогает утвердить власть над волчьей стаей. Увлекательная фан­тастика, картины первобытной природы, романтика чело­веческого мужества, теплая лирическая интонация рас­сказчика — все это делает романы Киплинга о джунглях любимым чтением детей и юношества.

Киплинг написал эту книгу в Америке, в штате Вер­монт, на родине своей жены. К моменту возвращения Кип­линга из Штатов в Англии произошли большие переме­ны: победили сторонники колониализма во главе с Джо­зефом Чемберленом, и Киплинг стал видной политичес­кой фигурой и национальным пророком. Он, правда, старался стать независимым от сильных мира сего.

В 1907 г. ему была присуждена Нобелевская премия по литературе «за идейную силу и мастерство».

Очень умную и правдивую оценку Киплингу дал его современник Джек Лондон в статье «И восстанет из мертвых», которую он написал после ошибочного известия о смерти Киплинга в 1901 г. Джек Лондон восхищался талантом Киплинга, учился у него мастерству сжатого рас сказа. Он назвал Киплинга великим реалистом, отразившим в своем творчестве национальные черты англосакса XIX века — «пирата, захватчика земель и морского разбойника», «диктатора по отношению к другим». Киплинг прославил тех, кто умеет взяться за дело и в поте лица, согнув спину и засучив рукава, делал это дело. Он воссла­вил труд, активную личность, пропел «гимн господствую­щей буржуазии, военный марш белого человека, шагаю­щего по земному шару, пропел оду коммерческой пред­приимчивости», противопоставив ее бездеятельной меч­тательности.

Слухи о смерти оказались ложными. Киплингу пред­стояло еще прожить более 35 лет и многое написать.

В его стихах и прозе немало пророческих, грустных предвидений и прозрений о бедствиях и катастрофах в судьбах народов XX века.

В нашем литературоведении Киплинг долгое время считался ярым выразителем идеологии империализма, бардом буржуазии, писателем реакционного мировоззре­ния, хотя отмечались талант художника и популярность его во всем мире. Время несколько смягчило суровую оцен­ку «антидемократической» направленности его творче­ства. В наше время исследователи творчества Киплинга уже умеют отличать зерно от плевел и, помимо авторской тенденции, увидеть общечеловеческое и непреходящее значение его книг.

 

Редьярд Киплинг умер 18 января 1936 г. после полу­ночи. Попрощаться с поэтом пришли немногие. В это вре­мя проходили помпезные похороны короля Георга V. Нов 1899 г., когда Киплинг тяжело заболел и был при смерти, перед отелем, где он лежал, толпа его читателей на коле­нях молилась о его выздоровлении.

В Британии, в славнейшем месте Лондона — в Вест­минстерском аббатстве — был захоронен прах поэта.