Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


КАПЛАН ФАННИ ЕФИМОВНА

(настоящее имя — Ройтблат Фейга Хаимовна )

(1888-1918) российский политический деятель

 

На протяжении семидесяти лет Каплан рассматрива­ли только как террористку, совершившую покушение на В.Ленина. И лишь в 1993 году были обнародованы доку­менты, из которых стало ясно, что на самом деле ее лич­ность сама по себе представляет интерес, а в ее жизни есть и другие примечательные события.

 

Каплан родилась в семье учителя-еврея в небольшом городке Речице бывшей Волынской губернии на Украи­не. Она училась у своего отца, поскольку девочек-евреек не принимали в хедер.

Когда Каплан исполнилось шестнадцать лет, семья переехала в Одессу, и девушка начала работать белошвей­кой. Именно в это время она стала членом террористи­ческой группы анархистов. В декабре 1906 года Каплан была арестована полицией, поскольку в ее гостиничном номере взорвалась бомба. При личном обыске у нее был обнаружен пистолет, заряженный отравленными пулями.

Через несколько недель киевский военно-полевой суд приговорил Каплан к смертной казни. Но, учитывая юный возраст террористки, крайнюю меру наказания заменили пожизненной каторгой.

Какое-то время Каплан оставалась в тюремном заклю­чении в Киеве, а затем ее перевели в Забайкалье в Акатуй, где отбывали каторгу все революционеры. На катор­ге Каплан познакомилась с социалистами-революционе­рами, а в Акатуе была представлена М.Спиридоновой, одному из руководителей партии эсеров.

Летом 1909 года у Каплан развилось тяжелое нервное заболевание, в результате которого наступила почти пол­ная потеря зрения. Практически ослепшую, Каплан пере­вели в Читу, где была тюремная больница, а через несколь­ко месяцев — в Иркутск. Там с помощью электротерапии тюремный врач частично восстановил ей зрение.

После этого Каплан вернули на Акатуй и несколько ослабили режим, поскольку посчитали, что она не пред­ставляет большой опасности. Каплан была освобождена из тюрьмы и поселилась на частной квартире.

По-видимому, в этот период и сформировались ее взгляды. Позже, уже на допросе в ВЧК, она прямо гово­рила об этом.

 

После Февральской революции она была освобожде­на и восстановлена в гражданских правах. Она приехала в Москву, где жила у своей знакомой по каторге, ближай­шей помощницы М.Спиридоновой А.Пигит.

В начале лета 1917 года, опять-таки с помощью Пигит, Каплан удалось получить направление в Дом отдыха политкаторжан в Евпатории. Там она пробыла до осени, а в сентябре по приглашению профессора-офтальмолога Л .Гиршмана переехала в Харьков, где ей была сделана опе­рация. В результате ее зрение незначительно улучшилось.

Вернувшись в Симферополь, Каплан некоторое вре­мя заведовала курсами по подготовке сотрудников для аппарата земства, а после начала гражданской войны и оккупации Крыма немцами переехала в Москву и жила на различных квартирах в Подмосковье.

Позже было установлено, что в это время Каплан пред­ложила руководителям партии левых эсеров создать тер­рористическую группу, но ЦК отклонил это предложение.

30 августа 1918 года Каплан была арестована по подо­зрению в совершении террористического акта против Ленина. Однако этот арест поставил больше вопросов, нежели дал ответов. По словам многочисленных очевид­цев ее ареста, при задержании Каплан заявила, что в Ле­нина стреляла не она.

Действительно, в ходе последующего расследования было установлено, что как раз в это время на митинге на­ходился профессиональный эсер-террорист. Уже в 1925 году высказывалось справедливое сомнение в целесооб­разности поручения столь ответственной операции Кап­лан, которая практически ничего не видела, да вдобавок и не умела стрелять из пистолета. Тем не менее она была отправлена во внутреннюю тюрьму ВЧК, и в газетах было объявлено, что в Ленина стреляла именно Каплан.

Ее допрашивали три раза, и ни один из допросов не прояснил первоначальной картины покушения. Как поз­же признавался ведущий дело заместитель Ф.Дзержинс­кого Я.Петере, они хотели подождать до возвращения Дзержинского из Петрограда, куда он отправился для рас­следования обстоятельств убийства М.Урицкого.

Однако еще до приезда Дзержинского, утром 4 сен­тября 1918 года, Каплан была перевезена с Лубянки в Кремль и через несколько часов расстреляна. Приказ о переводе и расстреле был подписан Председателем ВЦИК Я.Свердловым.

Только через семьдесят лет историки заговорили о том, что покушение на Ленина явилось поводом для раз­вертывания по всей стране «красного террора». Уже че­рез тридцать минут после ареста Каплан на заводе Михельсона на места была разослана секретная телеграмма за подписью Свердлова, в которой говорилось следующее: «Все лица, прикосновенные к белогвардейским организа­циям, должны быть задержаны в качестве заложников. Все известные местным советам правые эсеры должны быть немедленно арестованы. Из буржуазии и офицеров также должны быть взяты значительные количества за­ложников. При малейшем движении в белогвардейской среде должно применять массовые расстрелы».

 

В последующие дни по всей стране прокатилась волна массовых казней. Только в Петрограде и Москве было расстреляно не менее чем по пятьсот заложников. И Кап­лан оказалась в их числе. Как установили историки, до конца 1918 года было казнено более 50 тысяч человек.

Однако до сих пор не ясно, кто организовал покуше­ние на Ленина и какова причастность к этому событию Фанни Каплан.