Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


КАМЮ, АЛЬБЕР

(1913-1960) французский писатель и философ

 

Камю относился к тому редкому типу писателей, ко­торых называют моралистами. Однако мораль Камю осо­бого рода. Глубокий смысл произведений французского писателя трудно понять без знакомства с той философс­кой системой, которая лежит в их основе. Эта философия называется экзистенциализм, то есть философия суще­ствования.

Экзистенциалисты считали, что человек одинок в чу­жом и страшном мире, который давит на него со всех сто­рон, ограничивает его свободу, заставляет подчиняться придуманным условностям, а значит, не позволяет ему стать самостоятельной и свободной личностью. Отсюда возникают настроения пессимизма и трагичности суще­ствования, которое само по себе бессмысленно, так как все заканчивается смертью человека.

Правда, экзистенциалисты давали человеку право сво­бодного выбора, однако, по их мнению, он был ограничен только двумя вариантами: полностью слиться с обществом, стать таким, как все, или оставаться самим собой, а это значит противопоставить себя всем остальным людям.

Камю выбирает второе, хотя понимает всю бессмыс­ленность бунта против общественных порядков, какими бы абсурдными они ни были.

Главным героем у Камю, как, впрочем, и у других фи­лософов-экзистенциалистов, многие из которых тоже были писателями, становится человек, который находит­ся в пограничной ситуации — на грани жизни и смерти. Эти страдающие и отчаявшиеся люди и становятся пред­метом изучения писателя. В таких ситуациях еще боль­ше обостряются все чувства человека, и, передавая эмо­циональное состояние своего героя, писатель показыва­ет, что все эти чувства — страх, совесть, забота, ответ­ственность, одиночество — и есть главное, что сопутству­ет человеку всю его жизнь.

Камю не сразу стал таким писателем, хотя уже в его ранних произведениях появляются трагические мотивы. Его герои стараются насладиться жизнью, пока не поздно, постоянно ощущая, что их существование рано или по­здно закончится. На этом и основан любимый афоризм писателя: «Без отчаяния в жизни нет и любви к жизни».

Трудно сказать, что в жизни Камю сформировало та­кое его мировосприятие, хотя жизнь не баловала его. Может быть, это и стало основной причиной пессимизма писателя.

 

Альбер Камю родился 7 ноября 1913 года на ферме «Святой Павел», в пригороде г.Мондови, в алжирском департаменте Константина. Его отцом был сельскохозяй­ственный рабочий француз Люсьен Камю, а матерью — испанка Катрин Сантес. Мальчику не исполнилось и года, когда его отец получил смертельное ранение в битве на Марне и умер в госпитале. Чтобы вырастить двоих сыно­вей, Люсьена и Альбера, мать переселилась в предместье г.Алжира и устроилась работать уборщицей. Семья жила буквально на гроши, однако Альбер сумел с отличием за­кончить начальную школу Белькура. Школьный учитель, который тоже воевал на Марне, добился для одаренного мальчика стипендии в алжирском лицее Бюжо. Здесь Камю по-настоящему увлекся философией и подружился с учителем философии и литературы Жаном Гренье, ко­торый занимался религиозным экзистенциализмом. Оче­видно, он и оказал решающее влияние на мировосприя­тие молодого Камю.

В самый разгар учебы в лицее юноша заболел тубер­кулезом, этой болезнью нищеты и лишений. С тех пор болезнь так и не оставляла его, и Камю приходилось регу­лярно проходить курсы лечения.

Тогда же в лицее он впервые прочитал Достоевского, который стал его любимым писателем до конца жизни. Камю начинает вести дневниковые записи и, по совету Ж.Гренье, пробует писать сам. Его первые произведе­ния — «Жан Риктюс. Поэт нищеты», «О музыке», «Фило­софия века» и другие — в 1932 году были опубликованы в лицейском журнале «Юг». В том же году Камю пишет литературно-философские эссе «Бред», «Сомнения», «Ис­кушение лжи», «Возвращение к самому себе», названия которых говорят сами за себя.

Осенью 1932 года он поступает на филологический факультет Алжирского университета, где начинает зани­маться древнегреческой философией. Там же курс фило­софии читал его наставник Ж.Гренье, с которым Камю продолжал поддерживать теплые отношения. Кроме древ­ней философии, он много читает современных философов и все больше проникается их образом мышления.

На втором курсе, когда ему исполнилось двадцать лет, Камю женится на студентке своего же факультета Симо­не Гиэ. Лето следующего года они с женой проводят на Балеарских островах, и эти счастливые дни Камю описал потом в своей книге «Изнанка и лицо».

 

В студенческие годы Альбер активно включается в общественную жизнь. Он пробует переделать мир и запи­сывает в своем дневнике: «Я находился на полпути между нищетой и солнцем. Нищета помешала мне уверовать, будто все благополучно в истории и под солнцем, солнце научило меня, что история — это не все». Изучение древ­них философов помогло Камю понять, что человеческая история всегда была неблагополучной в большей степени из-за того, что миром управляют корыстные люди. В мо­лодые годы он еще был мечтателем, поэтому думал, что общими усилиями, вместе с другими «поборниками чес­ти», ему удастся изменить существующее положение. Он начинает заниматься просветительской работой и в 1935 году организует передвижной Театр Труда, где пробует себя и как режиссер, и как драматург, и как актер. В этом театре ставились пьесы и русских авторов, в частности, «Каменный гость» Пушкина, «На дне» Горького, инсцени­ровка «Братьев Карамазовых» Достоевского.

Еще раньше Камю принял активное участие в работе комитета содействия международному движению «Амстердам-Плейель» в защиту культуры против фашизма и осенью 1934 года вступил в алжирскую секцию коммуни­стической партии Франции.

В 1936 году Камю вместе с женой, а также со своим университетским другом и соавтором пьесы «Восстание в Астурии» Буржуа отправился в путешествие в Централь­ную Европу, которое впоследствии описал в своем эссе «Со смертью в душе». Когда они находились в Австрии, то узнали из газет о фашистском мятеже в Испании. Это тра­гическое известие смешалось и с личными неприятностя­ми. Камю поссорился с женой и дальше уже путешество­вал один. Вернувшись в Алжир через Италию, Камю раз­водится с женой и под впечатлением обрушившихся на него невзгод приступает к работе над своими основными произведениями — «Миф о Сизифе», романами «Счаст­ливая смерть» и «Посторонний».

Свой философский труд «Миф о Сизифе» сам Камю называл «эссе об абсурде». В его основу легла известная древнегреческая легенда о вечном труженике Сизифе, которого мстительные боги обрекли на вечные мучения. Он должен был вкатывать на гору обломок скалы, но, едва достигнув вершины, глыба срывалась, и все приходилось начинать сначала. Камю показывает своего Сизифа муд­рым и мужественным героем, который понимает неспра­ведливость выпавшей ему доли, но не умоляет богов о по­щаде, а презирает их. Таким образом, выполняя свой, ка­залось бы, бессмысленный труд, Сизиф не сдается и сво­им душевным непокорством бросает палачам вызов.

Обострение туберкулеза помешало Камю поехать в Испанию, чтобы принять участие в защите республики. А в том же, 1937 году произошло еще одно неприятное событие. После окончания университета Камю хотел за­няться научной работой, однако по состоянию здоровья он не был допущен к конкурсным экзаменам по филосо­фии, что закрыло ему путь к получению ученой степени.

Скоро он разочаровался и в коммунистических идеа­лах и вышел из компартии, однако продолжал сотрудни­чать в левой прессе. В 1938 году он начал работать в газе­те парижского издателя Паскаля Пиа «Альже репюбликен» («Республиканский Алжир»), где вел литературную хронику и другие разделы. В том же году Камю написал философскую драму «Калигула» и основательно засел за роман «Посторонний», перемежая эту работу с написа­нием эссе, заметок, публицистических статей. К тому вре­мени относится его эссе «Достоевский и самоубийство», которое под названием «Кириллов» вошло в «Миф о Си­зифе», кроме того, он написал известный памфлет «Диа­лог между председателем Государственного совета и слу­жащим с месячным жалованием в 1200 франков», кото­рый свидетельствует о том, что Камю все еще были свой­ственны бунтарские настроения, хотя он уже все больше и больше понимал всю бессмысленность борьбы против существующих порядков. Еще работая над «Мифом о Сизифе», Камю придумал другой свой любимый афоризм: «Единственная правда — это непокорство».

Однако, в отличие от своего героя Сизифа, писатель не только молча презирает сильных мира сего — он пыта­ется открыто бороться с ними. В 1939 году в Алжире со­стоялся процесс по делу Годена, на котором писатель вы­ступил в защиту несправедливо обвиненных мелкого служащего, француза, и семи арабских батраков, в резуль­тате чего они были оправданы. В том же году Камю выс­тупает в защиту сельскохозяйственных рабочих-мусуль­ман, которых обвиняли в организации поджогов. Свои репортажи из зала суда он подписывает псевдонимом Мерсо, который станет именем главного героя его рома­на «Посторонний».

Весной 1940 года Камю уезжает в г.Оран, где вместе со своей будущей женой Франсиной Фор дает частные уроки. Но уже через месяц он получил приглашение Пас­каля Пиа работать в его газете «Пари-суар» («Вечерний Париж») и немедленно выехал в Париж. Однако порабо­тать спокойно ему не пришлось: летом 1940 года Фран­цию оккупировала фашистская Германия, и перед тем, как немцы вошли в Париж, редакция «Пари-суар» переехала в маленький городок Клермон-Ферран, а потом в Лион. Сюда к Камю приехала Франсина Фор, и в конце года они поженились.

После оккупации всей Франции Камю несколько лет пришлось странствовать «дорогами поражения». Он ра­ботал в Марселе, потом уехал в Оран, откуда снова вер­нулся во Францию. Здесь Камю вошел в ряды французс­кого Сопротивления и включился в работу подпольной организации «Комба» («Борьба»),

 

В годы оккупации Камю собирал разведывательные данные для партизан и работал в нелегальной печати, где в 1943-1944 гг. печатались его «Письма к немецкому дру­гу» — философско-публицистическая отповедь тем, кто пытался оправдать зверства фашистов. Когда же в авгус­те 1944 года в Париже произошло восстание, Камю ока­зался во главе газеты «Комба». В то время он переживал настоящий подъем. Несколько его пьес, в частности «Не­доразумение» и «Калигула», где главную роль играл Жерар Филип, были поставлены в театрах. В семье Камю родилось двое близнецов. Париж был освобожден от ок­купации, и на страницах газеты писатель призывал уста­новить во Франции такие порядки, которые позволили бы «примирить свободу и справедливость», открыть доступ к власти только тем, кто честен и заботится о благе дру­гих. Но в тридцать лет он оказался таким же мечтателем, каким был в двадцать. Рассчитывая на всеобщее братство, которое помогло во время войны, Камю не учел того, что люди с разными интересами объединились только на вре­мя опасности. А когда она миновала, все встало на свои места; во всяком случае, Камю с его призывами к честно­сти и справедливости снова не был услышан.

Наступившее разочарование лишний раз утвердило писателя в мысли, что общество живет по своим собствен­ным законам, которые отдельным честным людям изме­нить не под силу, поэтому надо либо приспосабливаться к ним, либо оставаться самим собой, проявляя «душев­ное непокорство».

К этому времени Камю становится уже всемирно из­вестным писателем. Огромную популярность получил его роман «Посторонний», который был опубликован еще в 1942 году. В нем Камю выразил давно выстраданную им мысль о том, что человек, который не хочет лицемерить и подлаживаться под общепринятые мерки, — чужой, «по­сторонний» в этом мире всеобщей лжи.

Однако Камю безгранично верит в могущество своего писательского слова и продолжает бороться в одиночку. В 1947 году выходит его следующий роман — «Чума», в котором он описывает страшную эпидемию чумы, разра­зившуюся в одном городе. Однако название заставляет читателей вспомнить словосочетание «коричневая чума», как называли фашизм, а сделанное писателем замечание, что «чума, как и война, всегда заставала людей врасплох», не оставляет сомнения в том, что этот роман направлен против фашизма.

В 1951 году Камю публикует философский памфлет «Бунтующий человек», в котором подвергает резкой кри­тике коммунистические идеалы. Однако чем дальше, тем больше Камю ощущает, что попал в ловушку собственно­го отрицания всего и вся. Он протестует, но от этого мало что меняется, хотя писателя уже называют «совестью Запада». Камю много ездит — по США, странам Южной Америки, Греции, Италии, другим странам, но везде на­блюдает одно и то же.

В своей речи при вручении ему Нобелевской премии по литературе 10 декабря 1957 года Камю признался, что он слишком прочно прикован к «галере своего времени», чтобы так легко отказаться не «грести вместе с другими, даже полагая, что галера провоняла селедкой, что на ней многовато надсмотрщиков и что, помимо всего, взят не­верный курс».

 

В последний год перед своей неожиданной смертью Камю почти перестал писать, он думал заняться режис­сурой и уже пробовал ставить, но не свои пьесы, а сцени­ческие переработки «Реквиема по монахине» У.Фолкне­ра и «Бесов» Ф.Достоевского. Однако найти для себя но­вую опору в жизни ему не довелось. 4 января 1960 года, возвращаясь в Париж после рождественских праздников, Камю погиб в автомобильной катастрофе.

Известный писатель и философ Жан Поль Сартр, с которым Камю связывало многое — и дружба, и вражда, сказал в своем прощальном слове: «Камю представлял в нашем веке — и в споре против текущей истории — се­годняшнего наследника старинной породы тех моралис­тов, чье творчество являет собой, вероятно, наиболее са­мобытную линию во французской литературе. Его упор­ный гуманизм, узкий и чистый, суровый и чувственный, вел сомнительную в своем исходе битву против сокруши­тельных и уродливых веяний эпохи».