Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


КАЛЬМАН, ИМРЕ (ЭММЕРИХ)

(1882-1953) венгерский композитор

 

Имре Кальман начал заниматься музыкой поздно и вначале даже не предполагал, что будет музыкантом. Ро­дители хотели, чтобы их сын стал юристом, и юноша по­ступил на юридический факультет Будапештского универ­ситета. Но здесь выяснилось, что ему больше нравится за­ниматься музыкой, чем юриспруденцией. К тому же у Каль­мана обнаружились блестящие музыкальные способности.

 

Закончив первый курс университета, Имре поступил в Будапештскую музыкальную академию в класс извест­ного пианиста Франца Кеслера. Весь следующий год он проучился одновременно в двух местах, но потом решил заниматься только музыкой. Родители были категоричес­ки против такого решения сына, считая музыку несерь­езным занятием. Но Имре проявил характер и настоял на своем. Ему даже пришлось уйти из семьи и самому зарабатывать на жизнь. Он писал музыку для куплетов и бульварных песенок, работал музыкальным критиком в газетах.

В 1906 году Кальману предложили написать музыку к спектаклю «Наследство Переслени». Вскоре в одном из будапештских театров прошла премьера, которую зрите­ли приняли с восторгом. Однако через несколько дней австрийские власти запретили спектакль за его антипра­вительственную направленность. Как удалось выяснить, причиной запрета стало не только содержание пьесы, но и музыка Кальмана, которая, по мнению цензора, была чересчур насыщена венгерскими народными мелодиями.

Тем не менее директор театра не захотел расставать­ся с молодым композитором и заказал ему оперетту «Осен­ние мотивы» на текст, написанный известным поэтом-либ­реттистом К.Баконем. Премьера спектакля в Будапеште стала триумфом композитора. Вскоре оперетта была по­ставлена в Вене, и это означало признание Кальмана как мастера этого жанра.

Если до этого он пробовал себя в разных музыкаль­ных жанрах, писал симфоническую музыку, то теперь стал сочинять только оперетты. Кальман изменил традицион­ный жанр французской оперетты и превратил его из раз­влекательного в серьезный. Прежде всего это коснулось сюжета. В опереттах Кальмана он был насыщен острыми поворотами и психологическими коллизиями. Стала слож­нее и музыка, в которую композитор ввел развернутые монологи и дуэты.

Интересно, что Кальман считал своим учителем вели­кого итальянского оперного композитора Джузеппе Вер­ди, который создал сложную психологическую трагедию. В своей музыке Кальман впервые стал применять интер­меццо — музыкальные вставки для характеристики геро­ев и передачи их психологического состояния. По его тению, все элементы спектакля должны были подчинять­ся музыкальному решению, что создавало единую тональ­ность действия.

Творчество Кальмана находилось в самом расцвете, каждая его оперетта становилась событием, их мелодии распевали по всей стране, а песни из них становились шлягерами.

С 1920 года Кальман живет в Вене. Там были постав­лены большинство его оперетт, которые с тех пор стали классическими. Такие его произведения, как «Сильва», «Принцесса цирка», «Графиня Марица», до сих пор не сходят со сцен ведущих театров мира.

После того как в 1938 году Австрию захватили фаши­сты, композитор переехал в Швейцарию, а с началом Вто­рой мировой войны эмигрировал в США. Там в жизни Кальмана начался новый период. Он снова стал сочинять симфоническую музыку и написал несколько оперетт, в том числе «Марианна», «Аризонская леди», где исполь­зовал мотивы американского песенного фольклора.

«Аризонская леди» стала первой в истории опереттой, которая была предназначена для записи на грампластин­ки. Композитор написал не только музыку, но и дикторс­кий текст, который делал действие более ярким и зрелищ­ным. Кальман назвал этот жанр радиоопереттой.

В Америке у композитора были все условия для рабо­ты, однако его тянуло в Европу, и в 1948 году он переез­жает в Париж. Там состоялась премьера его оперетты «Императрица Жозефина», где композитор в музыкаль­ных образах пытался осмыслить историю.

 

Но он и сам остался в истории музыки как родоначаль­ник новой венской оперетты. По сравнению с Оффенбахом и Штраусом его музыка отличалась психологической глубиной и реализмом. Таким образом, со времени Каль­мана оперетта перестала быть чисто развлекательным жанром.