Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


КАЗАКОВ МАТВЕЙ ФЕДОРОВИЧ

(1738-1812) русский архитектор

 

Казаков никогда не выезжал из России и не учился ни у кого из иностранных мастеров. И тем не менее его постройки отличаются совершенством и вызывают восхищение даже сейчас, спустя многие десятилетия после смерти архитектора. Он и в истории культуры остался как великий русский зодчий-самоучка.

 

Казаков родился в Москве, где его отец служил копиистом, а по-современному — писарем Адмиралтейской конторы. Это обстоятельство сыграло свою роль и в судьбе Матвея, поскольку государственные служащие освобождались от крепостной зависимости.

В истории архитектуры осталось очень мало сведений о том, где будущий зодчий прошел начальное обучение. Известно только, что Матвей рос смышленым мальчиком и с малых лет отличался верным глазом и хорошим почерком. Когда ему исполнилось двенадцать лет, неожиданно умер его отец, и мать устроила сына учеником в архитектурную школу, которую открыл в Москве зодчий Д.Ухтомский. Там М.Казаков вскоре стал одним из лучших учеников, и Ухтомский назначил его своим помощником.

Казаков руководил группой учеников, которые занимались обмером кремлевских построек, предназначенных к сносу или перестройке. Замысел Ухтомского состоял в том, чтобы воспитать людей, сведущих не только в архитектуре, но и в строительной практике. Занимался он с ними и историей архитектуры.

Вместе со своими товарищами Казаков совмещал теоретические занятия с практической работой. Все это помогало развитию не только архитектурного вкуса, но и строительных навыков. Под руководством Ухтомского Казаков также много занимался и рисованием. Эти навыки впоследствии проявились в замечательных рисунках Казакова, на которых он запечатлевал каждое из построенных им зданий.

 

Его первой самостоятельной работой стало восстановление сгоревшей в мае 1763 года Твери. Он был направлен туда вместе с другим учеником Ухтомского П.Никитиным. Казаков занимался застройкой центральной части города в соответствии с тем планом, который составил Никитин. Впервые в русской градостроительной практике он создал центр города в виде восьмиугольной площади. В Твери Казаков прожил четыре года, и его деятельность была признана настолько удачной, что по возвращении в Москву он был назначен в экспедицию Кремлевского строения и стал ближайшим помощником известного архитектора В.Баженова.

Вместе с Казаковым Баженов разработал проект реконструкции Большого Кремлевского дворца. Однако это­му замыслу не суждено было осуществиться, так как вскоре утвердили Генеральный план строительства Москвы, и Казакову пришлось заняться проектированием здания Сената. Оно было построено в полном соответствии с проектом и стало украшением Кремля. Сегодня в нем находится администрация президента Российской Федерации.

После Кремля Казакову поручили перестройку Московского университета. Зодчий создал ансамбль из не­скольких зданий, который определил архитектуру целого района. Впоследствии в разработанной Казаковым стилистике было построено здание Манежа.

Казаков был типичным представителем именно московской архитектурной школы, которая развивалась в рамках классицизма. Все его постройки проектировались вокруг четко обозначенного центра. Излюбленной формой для Казакова был небольшой круглый зал — ротонда. Ротонда видна в каждой его постройке. Поэтому и храмы Казакова отличались от традиционных. Они имели просторное внутреннее помещение, над которым располагалась колокольня. Поэтому в силуэте доминировала вертикальная ось, из-за чего здание как бы устремлялось вверх.

Простота внешних форм у Казакова всегда компенсируется изысканностью внутренней отделки. Архитектор подробно разрабатывал детали декора каждой своей постройки, и даже мебель нередко изготовлялась по его чертежам. Вот почему современники прозвали его «российским Мансаром», сравнивая со знаменитым французским архитектором.

Одновременно со строительством университетских зданий Казаков разработал проект здания для Дворянс­кого собрания, ныне Дом Союзов, где проводятся торжественные заседания и концерты. В свое время он будет описан Пушкиным в сцене бала Татьяны.

Этот проект Казакова стал образцом нового типа общественного здания, центром которого становится богато украшенный праздничный зал. Крупные колонны, отделанные искусственным мрамором, в сочетании с зеркалами и прекрасными хрустальными люстрами, также изготовленными по эскизам Казакова, сделали Колонный зал подлинной жемчужиной Москвы. Позже мотивы этой постройки неоднократно повторялись в различных городах России и в другой столице российского государства — Санкт-Петербурге.

Последней крупной постройкой Казакова, возведенной в Москве, стала Голицынская больница (ныне это Первая городская клиническая больница). Деньги и земельный участок для ее постройки были пожертвованы городу князем Д.М.Голицыным. Строительство больницы было завершено в 1801 году. Кроме проектирования комплекса зданий, Казаков занимался устройством обширного парка, который протянулся до самого берега Москвы-реки. В наружной и внутренней отделке больничных зданий зодчий применил свой излюбленный стиль — русский классицизм. Он сочетал геометрическую строгость линий с изысканностью отделки. Гордо стоящие высокие белые колонны придавали зданию легкость и торжественность. Оно не подавляло своей тяжестью, а как бы приглашало войти внутрь. И теперь больница сразу же привлекает внимание каждого, кто проезжает по Ленинскому проспекту.

Кроме постройки официальных зданий, основным направлением творчества Казакова становится возведение небольших усадебных дворцов. Видимо, причиной подобного поворота в его творчестве явился восторженный отзыв Екатерины II о построенном им Петровском путевом дворце. Ознакомившись с постройкой, императрица назвала Казакова лучшим архитектором России. И ее приближенные стали наперебой заказывать ему различные постройки.

Наибольшее давление Казаков испытал со стороны всесильного Г.Потемкина, который усиленно уговаривал мастера отправиться в Екатеринослав и построить там задуманную любимцем Екатерины «третью столицу».

Однако Казаков не спешил принимать это предложение. Вначале он съездил на место будущих построек и убедился в утопичности этого замысла. Архитектор вернулся в Москву, где и прожил до конца жизни.

 

Кроме собственно творческой работы, Казаков впервые в истории русского зодчества занялся сохранением современного ему облика столицы. Вместе со своими учениками он в течение многих лет работал над грандиозным по тем временам предприятием — составлением «Генерального атласа Москвы», для которого создал своего рода живописный портрет Москвы. На рисунках и чертежах он запечатлел не только план, но и фасад каждого дома. В настоящее время эти альбомы Казакова являются бесценным источником для реставраторов.

Значение работы Матвея Казакова было понято сразу же после 1812 года, когда началось восстановление Москвы после пожара. Но сам зодчий уже этого не увидел. Незадолго до того, как русские войска оставили Москву, он вместе с семьей перебрался в Рязань, где и умер от болезни сердца, не выдержав потрясения от известия о пожаре Москвы и гибели многих его построек.