Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


ГЛАЗУНОВ ИЛЬЯ СЕРГЕЕВИЧ

(род. в 1929 г.) русский художник

 

В 1944 году, когда Илья Глазунов поступал в среднюю школу при Ленинградской Академии художеств, на приемном экзамене он нарисовал своих друзей — деревенских мальчишек из новгородской деревни Гребло, которая стала его второй родиной. Именно сюда в начале 1942 года двенадцатилетнего Илью привезли из блокадного Ленинграда, где его родители умерли от голода. Осиротевшего мальчика приютила простая деревенская женщина, солдатская вдова Марфа Скороходова. Глазунов потом отразит ее образ во многих женских лицах на своих картинах.

Вместе с деревенскими мальчишками Глазунов пас скот, занимался крестьянской работой, учился в деревенской школе. Детские впечатления остались в памяти го­родского мальчика, и темы деревни, незамысловатая жизнь простых русских людей, величие русской природы навсегда вошли в творчество Глазунова. Древняя новгородская земля с ее памятниками, неиссякаемым духом старины оставила и другой след в творчестве художника — неизменную и страстную привязанность к прошлому России, отечественной истории.

Глазунов является приверженцем классической традиции в русской живописи. После окончания средней школы он продолжил образование в Ленинградской Академии художеств, преобразованной в институт. Там все еще сохранялся дух старой, дореволюционной академии,где основательно учили рисунку, прививали уважение к классическому наследию.

 

Еще будучи студентом Академии, Глазунов получил свою первую международную награду — Гран-при за картину «Поэт в тюрьме. Юлиус Фучик», которая была представлена на конкурсе живописцев в Праге. Вскоре после этого состоялась первая выставка картин Глазунова в Москве. Она прошла с большим триумфом, однако художнику это мало помогло. После окончания Академии он был направлен преподавателем черчения в Ижевск, откуда переехал в Иваново.

В Москву Глазунов попал благодаря помощи своих друзей и, в частности, С.Михалкова. Знаменитый поэт,написавший слова Гимна Советского Союза, походатайствовал за него перед министром культуры Е.Фурцевой.Так Глазунов стал москвичом. Он получил комнату в 18кв.м. и стал писать свои картины.

Первые работы Глазунова еще полны трагических воспоминаний о военном времени. Неподдельным ужасом ибедой веет от картин «Голод», «Блокада», «Дороги войны», «Мать героя». Художника упрекали за натурализм трактовки сюжетов, но он был вызван стремлением авто
ра донести до зрителя суровость героического времени во всей его полноте, не смягчая ни одного штриха.

Однако эти темы потом вытесняются врачующим покоем русской деревни, искренностью и сердечностью простых русских людей, мягкими красками пейзажа. С этого времени Глазунов становится преданным и убежденным певцом русской земли. Монументальное полотно «Русь», написанное им в 1968 году, как бы подготовлено всеми его предшествующими пейзажами — «Плес»и «Пейзаж с водой» 1952 года, «Луга» и «Деревня Гребло» 1954-го, позднейшими работами «Детство», «Ферапонтово» и другими.

Пейзажи Глазунова в основном представляют собой открытые места; безбрежные поля и долины, отдельные деревушки и путники на дорогах — все это сообщает зрителю ощущение простора. Художник всегда тяготеет к панораме, которая вызывает представление о немереных верстах русской земли. В пейзажах Глазунова совсем нет примет современности — бегущих по дорогам автомобилей,высоковольтных опор и т.д. Художник оставляет русскую природу в ее первозданной красоте. Очевидно, в этом и заключается одна из причин сильного эмоционального воздействия пейзажей Глазунова на современного зрителя. Во многих картинах художника ощущается эпический, былинный характер. Таково «Поле Куликово»,«Зима», «Детство», «Господин Великий Новгород», другие полотна.

Значительное место в творчестве Глазунова занимает историческая тема. Художника особенно привлекает героическое прошлое русского народа, те эпизоды отече­ственной истории, когда Русь переживала нашествие иноземцев.

Вольно или невольно Глазунов отражает в своем творчестве те чувства, которые ему самому пришлось испытать в военные годы. Поэтому в его исторических полотнах так убедительно показаны страх и смятение мирных русских людей перед безжалостной и беспощадной вражеской лавиной. Этот дух буквально пронизывает цикл картин Глазунова «Детство Андрея Рублева» и «Поле Куликово».

Во многих картинах на исторические темы, таких, как «Нашествие», «Штурм града» и других, Глазунов как бы отходит от канонов реалистической живописи и использует более броские приемы, которые способны сильнее поразить воображение зрителей, вызвать у них не только со­чувствие или сопереживание, но и патриотические чувства.В этих случаях он выступает как публицист в живописи.

В поисках форм и путей художественной выразительности Глазунов часто обращается к живописному наследию прошлого. Так, в работах художника шестидесятых-семидесятых годов можно заметить подражание иконописи.

Особая приверженность Глазунова русской теме, эпизодам отечественной истории нравилась не всем. Художника упрекали в национальном шовинизме и великодержавности. Несмотря на то, что он считался уже зрелым мастером, его долго не принимали в Союз художников.Мастеру стоило большого труда устраивать свои выставки, а если это все-таки удавалось, то власти чинили всяческие препятствия. В прессе часто появлялись разгром­ные статьи по поводу творчества Глазунова и критические рецензии на его выставки.

Ситуация мало изменилась и тогда, когда его стали привечать сильные мира сего. К тому времени художник был уже известен во всем мире как замечательный мастер портрета. Ему позировали отечественные и зарубежные кинозвезды, театральные деятели, писатели, ученые.Так, Глазунов получил заказ написать портрет индийско­го премьер-министра Индиры Ганди, который Л.И.Брежнев торжественно вручил ей во время своего официаль­ного визита в Индию. После этого Глазунов написал портрет самого Брежнева и многих других советских и иностранных государственных деятелей. Теперь он получилвозможность разъезжать по всему миру. Его портреты нравились, и в Кремль отовсюду шли благодарственные письма.

По заданию ЦК комсомола художник ездил в Чили и во Вьетнам, где в то время шла война, и привез оттуда цикл картин, показанных на выставке. Только после этого Глазунова приняли в Московское отделение Союза художников СССР.

 

Слава и признание, в свою очередь, вызывали негативную реакцию со стороны других художников. Глазунова упрекали в связях с КГБ, завидовали его связям с руко­водством страны... Однако живописец никогда не использовал их в личных целях. После того как он создал Всероссийский музей декоративно-прикладного искусства в Царицыне, ему предлагали вступить в партию, чтобы можно было без особых трений назначить его директором музея. Глазунов отказался, но директором все-таки был назначен.

К творчеству Глазунова, как и любого другого художника, можно относиться по-разному. В некоторых его полотнах действительно отчетливо проявляется подража­ние древней манере живописи, в частности, иконописи.Какие-то его портреты стилизованы под лубок, излишне декоративные, даже салонные. Однако нельзя не признавать таланта художника.

Кроме портретов официальных лиц, Глазунов много писал портретов простых людей, своих современников.Начиная со студенческих лет он много ездил по стране и отовсюду привозил все новые и новые эскизы, зарисовки,почти готовые полотна.

Глазунов обладает особым даром проникать в характеры людей и за внешним обликом угадывать психологию и профессиональные наклонности. С особой симпатией художник работает над женскими портретами, часто пишет свою жену. Первый потрет жены он написал в 1955 году. Черты ее облика встречаются на исторических ком­позициях, отражаются в лицах героинь литературных произведений, которые Глазунов иллюстрировал. Этой работой художник занимался с таким же увлечением, как и живописью. Не изменяя своим пристрастиям, он в основном делал иллюстрации к произведениям писателей-классиков — Лескова, Мельникова-Печерского, Никитина, Некрасова. Широко известны его иллюстрации к романам Достоевского и лирике Блока. Первые иллюстрации к роману Достоевского «Идиот» Глазунов сделал еще в 1956 году, а позже иллюстрировал «Белые ночи», «Преступление и наказание», «Бесов», «Неточку Незванову», сделал несколько портретов самого писателя. Наиболее впечатляющим представляется один из них,на котором бледное лицо Достоевского — с выдающимися скулами, пронзительным и напряженным взглядом из-под огромного лба — выступает из полусумрака зажатоймногоэтажными домами петербургской улицы.

Глазунов делал иллюстрации к произведениям и других писателей и поэтов — «Борису Годунову» А.Пушкина, «Мцыри» М.Лермонтова, «Обрыву» И.Гончарова, лирике и прозе А.К.Толстого. Особенно выразительна картина Глазунова «Иван Грозный», написанная им для романа А.Толстого «Князь Серебряный».

Весь творческий путь Глазунова постоянно сопровождался яростной критикой то с одной, то с другой стороны.Но, несмотря на это, выставки картин Глазунова всегда пользовались огромной популярностью у народа, к ним всегда выстраивались длинные очереди. В записях, которые зрители оставляли после просмотра экспозиции, часто встречались одни и те же слова: картины Глазунова впервые заставили многих из посетителей осознать свои русские корни, свою живую сопричастность прошлому и настоящему России, ее радостям и невзгодам.

В 1977 году Глазунов написал картину «Мистерия XX века», которая тоже была встречена неоднозначно. Художник изобразил на полотне многих выдающихся деятелей XX века, каждый из которых оставил в истории свойслед: это Николай II и Лев Толстой, Петр Столыпин и Александр Солженицын, Ленин, Дзержинский, Голда Меир, Сталин и другие. Только что высланный из страны Солженицын на картине Глазунова изображен крупным планом, как страстотерпец, великий писатель земли русской, а лица Ленина и Дзержинского — красные, как будто залитые алой кровью. В море красного цвета плывет в гробу и Сталин.

Тогда над Глазуновым тоже нависла угроза высылки из страны, но заступился М.Суслов, главный идеолог партии, который решил «не плодить диссидентов», и вместо этого художника отправили на БАМ. Он привез огромное количество рисунков и портретов молодых строителей этой стройки века.

 

Много лет Глазунов преподает в Художественном институте имени В.Сурикова, хотя его приход туда тожебыл связан со скандалом. Глазунов давно мечтал о том,чтобы учить молодых художников, передавать им свой богатый опыт. Однако он не решался обратиться к руководителям Академии художеств СССР, в ведении которой находится институт, поскольку знал, что они относятся к его творчеству отрицательно. Помог художнику бывший тогда министром культуры СССР П. Демичев. Он порекомендовал Глазунова ректору института и услышал в ответ, что, если тот придет в институт, половина преподавателей уволится. Этого не произошло. И тем не менее Глазунова встретили неприязненно: ведь он не жаловал авангардистов, поклонников абстрактной живописи и всех других способов самовыражения. Сам Глазунов исповедовал другой метод преподавания. «Если в школе учат таблицу умножения, то ученик до конца жизни запоминает, что дважды два — четыре, ему не разрешат написать на доске: дважды два — семь, не позволят таким способом свободно самовыражаться. Прежде чем писать в свободной манере как Бог на душу положит, каждый художник обязан уметь рисовать, передать абсолютное портретное сходство, выразить дух натуры. Но для этого нужно подолгу рисовать гипсовые модели, копировать старых мастеров, проходить точно такую же школу, какую в свое время проходили Брюллов, Иванов, Репин и другие классики», — говорит Глазунов. Правда, он забывает, что те же классики часто восставали против академизма старой школы.

Но ученики Глазунова восприняли его идеи. В 1979году он начал вести в институте мастерскую портрета и с тех пор воспитал уже немало молодых художников, картины которых демонстрируются на выставках вместе с картинами Глазунова и даже на персональных выставках.Среди них и сын художника Иван Глазунов, который учился и продолжает учиться у своего отца.

Скоро коллеги по институту признали Глазунова. Ему присудили звание профессора. Но художник на этом не успокоился. Он задумал открыть в Москве академию художеств, какие в советские времена существовали во всех союзных республиках, кроме России. Может быть, из этой затеи Глазунова ничего бы и не вышло, но времена переменились, и в 1986 году Горбачев подписал решение осоздании академии. На первых порах большую помощьГлазунову оказал и член Политбюро ЦК КПСС Е.Лигачев и бывший тогда председателем Совмина Н.Рыжков.

Теперь Глазунов является ректором созданной им Академии живописи, ваяния и зодчества. Его творчество продолжает вызывать столь же неоднозначное к себе отношение, как и прежде. Зрителям оно в большинстве случаев нравится, а критики чаще всего высказываются резко отрицательно. Однако художник не меняет своих взглядов и продолжает возрождать академические традиции русской живописи. В 1994 году в Манеже состоялась совместная выставка картин Глазунова и его учеников —первых выпускников Академии.

 

Все время, силы и мысли художника посвящены живописи, выстраданному детищу — Академии и ученикам.Однако он все-таки выкраивает время и пишет книги. Глазунов написал автобиографическую книгу «Путь к себе»и закончил новую — «Россия распятая».

Непросто складывается и личная жизнь Глазунова. Жена художника трагически погибла, и с тех пор он живет один. У него двое детей — сын Иван, художник, кото­рый продолжает традиции отца, и дочь Вера. Она тоже закончила Академию живописи, ваяния и зодчества, где училась в исторической мастерской.