Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


ГИЛЬБЕРТ, ДАВИД

(1862-1943) немецкий математик

 

Давид Гильберт занимает совершенно особое место в истории науки. Хотя большая часть его жизни прошла в XIX веке, он продолжал оставаться «последним могиканином» классической математики. Как и его великие предшественники К.Гаусс, А.Риман, он был ученым универсального склада мышления. В его жизни не было место для увлечений — все свое время ученый отдавал математике.

 

Д.Гильберт родился в Кёнигсберге, где его отец был известным в городе пивоваром. Как и полагалось юноше из обеспеченной семьи, Давид занимался с домашними учителями, а затем поступил в классическую гимназию. Там у него впервые проявилась страсть к математике.

В отличие от других студентов, стремившихся объехать как можно больше университетов, чтобы посетить лекции ведущих специалистов, Гильберт редко покидал родной Кёнигсберг. Он блестяще закончил математический факультет университета и был оставлен для подготовки к профессорскому званию.

Во время учебы Давид познакомился с двумя известными учеными — А.Гурвицем и А.Минковским. Знаком­ство вскоре перешло в тесную дружбу, и все свободное время они проводили вместе. Обычно наиболее важные проблемы ученые обсуждали во время долгих загородных прогулок.

Позже Гильберт писал, что свободное общение с Гурвицем и Минковским дало ему значительно больше, чем долгое сидение над книгами. Тем не менее Гильберт был известен как блестящий лектор, умеющий ясно и доходчиво объяснить студентам самые трудные задачи.

Он считал, что настоящая наука делается не в тиши кабинетов, а в шумных студенческих аудиториях, где путем вопросов и ответов находится истина.

Слава о лекциях Гильберта распространилась по всей Германии, и сразу после защиты докторской диссертации он получает приглашение стать профессором известнейшего в стране Гёттингенского университета. Инициатива исходила от его давнего друга немецкого математика Ф.Клейна. Он прекрасно понимал, что Гильберт обладал большим научным потенциалом, который не смог бы развернуться в рамках провинциального университета, каким в то время был Кёнигсбергский. Поэтому Клейн и убедил Гильберта переехать в Гёттинген. Здесь ученый проработал всю оставшуюся жизнь.

Возглавив кафедру, которую до него занимали великие немецкие математики К.Гаусс и А.Риман, Гильберт стал достойным продолжателем их традиций. Его творчество охватывало практически все отрасли математики. Обычно ученый выделял какую-либо одну область, над которой напряженно работал в течение нескольких лет. Затем он начинал заниматься чем-то другим. Всего в жизни Гильберта было восемь таких периодов — отраслей математики: теория инвариантов, теория алгебраических числовых полей, основания геометрии, проблемы вариационного исчисления и дифференциальных уравнений, интегральные уравнения, решение уравнения Варинга, математическая физика и логические основы математики.

Уже простое перечисление разделов показывает, что от чисто научных Гильберт постепенно переходил к философским проблемам. Он считал, что математика, как никакая другая наука, нуждается в философском обосновании.

Все работы Гильберта (всего их насчитывается более 500) отличаются ясностью изложения и четкостью доказательств. Ясность и внешняя простота достигалась тем, что ученый многократно обсуждал каждую статью или раздел в книге со своими учениками, прежде чем отдать ее в печать.

На руководимой им кафедре он создал обширную научную школу. Можно сказать, что исследования его уче­ников во многом определили развитие математики и физики первой трети XX века. Вместе со своими учениками Гильберт предложил новое формалистическое направление в математике.

Любопытно, что еще в 1900 году ученый выступил с удивительным прогнозом развития науки: в речи на открытии Международного съезда математиков он сформулировал двадцать три математические проблемы. Время показало, что именно они определили все развитие данной науки на протяжении столетия.

Казалось бы, Гильберт добился искомого: он был всемирно известен, имел собственную школу и материальное благополучие. Однако в 1930 году по собственной инициативе он ушел в отставку, поручив руководство кафедрой двум своим талантливым ученикам — Г.Вейлю и Р.Куранту. Правда, всего через три года в стране к власти пришли фашисты, и прекратилось финансирование научных работ, начинались преследования ученых-евреев.

Чистка германских университетов коснулась практически всех учеников Гильберта, многие оказались в концлагерях. Практически все потеряли работу, и лишь некоторым удалось покинуть родину. Поэтому последние годы жизни ученого были временем трагического одиночества. По состоянию здоровья он не мог вынести долгого путешествия и почти безвыездно жил на своей вилле вместе с женой и немногими близкими.

 

Со слезами на глазах Гильберт наблюдал разрушение германской культуры. О его переживаниях стало известно лишь после смерти, когда был опубликован его дневник. Но тем не менее ученый ни на день не прекращал работу. Он умер весной 1943 года в своем рабочем кабинете.

Гильберт был похоронен на городском кладбище, и позже на памятнике были высечены слова, которые уче­ный считал девизом всей своей жизни: «Мы должны знать — мы будем знать».