Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


ГЕЙНЕ, ГЕНРИХ

(1797-186) немецкий поэт

 

В старинном немецком городе Дюссельдорфе на одной из улиц происходило нечто необычное: подокном небольшого трехэтажного дома собиралась толпа, которая, несмотря на общее возбуждение, вела себя удивительно сдержанно и тихо. На тротуаре горой наваливали одеяла, подушки, перины: на узком подоконнике, свесившись наполовину из окна, спал шестилетний мальчик. Он каждую секунду мог свалиться на мостовую. Молодая мать в отчаянии ломала руки. Наконец она решилась: взбежала по лестнице, осторожно, чтобы не разбудить ребенка, сняла обувь, неслышно открыла дверь комнаты и, подбежав к спящему, схватила его на руки. «Мама, — сказал он, проснувшись, — зачем ты меня разбудила? Мне снилось, что я в райском саду и птицы пели песни, которые я сочинил».

 Сон, как говорится, был в руку. Прошло несколько лет, и мальчик действительно стал сочинять стихи и песни. А еще два десятилетия спустя имя великого немецкого поэта Генриха Гейне было уже известно всему цивилизованному миру. Он относится к числу самых выдающихся лириков XIX столетия. Гейне не менее определенно, чем

Байрон, выразил себя в стихах, поэмах, прозе и публицистике.

 

Генрих (или, как его звали в детстве, Гарри) Гейне родился в Дюссельдорфе в небогатой еврейской семье. Отец его не очень удачно торговал текстильными товарами, а мать, хотя и получила хорошее по тем временам (особенно для женщины) образование, занималась преимущественно хозяйством и своими четырьмя детьми.

Шестилетнего мальчика отдали в школу, где он должен был обучаться разным элементарным наукам, а больше обучался терпению, когда его, как и всех малышей, били линейкой по пальцам или секли розгами. С ученьем вообще дело обстояло плохо — и тогда, когда его через год перевели в другую школу, и тогда, когда стали учить рисованию, игре на скрипке и танцам. И лишь три-четыре года спустя, когда Генрих учился уже в лицее, где ректором был просвещенный человек и старый друг их семьи, выяснилось, что у мальчика великолепная память и отличные способности.

И все-таки формирование личности поэта происходило вне школы. В 1806 году в Дюссельдорф вошли фран­цузские войска. В Германии, как и в других европейских странах, в Наполеоне видели продолжение французской революции. Он уничтожал ненавистные народам феодальные порядки и насаждал буржуазные свободы. В Германии были уничтожены сословные привилегии, все национальности были уравнены в правах, все граждане стали полноправными перед судом и законом. В доме Гейне появился молодой французский барабанщик мсье Ле Гран. Он стал для мечтательного мальчугана живым воплощением Великой французской революции, о которой он столько слышал от взрослых. Тогда и родилась в душе будущего поэта любовь к Франции и к французской культуре — любовь, которую он пронес через всю свою жизнь наряду с любовью к родной немецкой земле.

Гейне позднее красочно рассказывал, как у Ле Грана сверкали слезы в глазах при воспоминании о дне 14 июля, когда он вместе с восставшим народом шел на приступ Бастилии. Мсье Ле Гран уверял, что при помощи барабана можно научиться французскому языку. Объясняя такие слова, как «свобода», «равенство», «братство», он, по словам Гейне, барабанил революционные марши, а когда хотел передать слово «глупость», начинал барабанить назойливый немецкий «Нассауский марш».

В возрасте 12 лет Гейне сочинил свое первое стихотворение, а еще через год написал школьное сочинение для своей сестры Шарлотты — страшную историю о привидениях, которую учитель назвал произведением мастера. Когда Генриху исполнилось 15 лет, его зачислили в класс философии.

Это был год величайших событий. Наполеон потерпел поражение в России, в Германии нарастала освободительная война против французских оккупантов, наконец, Америка добилась окончательной победы над Великобританией. В жизни Гейне тоже произошло событие из ряда вон выходящее: он познакомился и подружился с дочерью городского палача, рыжей красавицей Иозефой. Ее песни, сказки, семейные предания, которые она слышала от взрослых, и весь уклад жизни этих людей, которых сторонилось общество, — все это как нельзя более соответствовало тому миру фантастики, мечтаний и сновидений, который заполнял воображение юного поэта, — и он написал мрачную новеллу о дочери палача. А между тем реальная жизнь уже вторгалась в этот ирреальный потусторонний мир и властно предъявляла свои права. Надо было выбирать профессию и в недалеком будущем выходить на самостоятельную дорогу.

Гейне хотел углубить и расширить свое гуманитарное образование, но семья настойчиво требовала, чтобы он пошел по торговой части. В дела своего старшего брата, отца Гейне, вмешался дядя Генриха Соломон, владелец торговой фирмы в Гамбурге, через несколько лет основавший в этом городе банковскую контору. Он предложил племяннику свое покровительство и поселил его в своем доме. Но шли годы, а юноша не проявлял никакого интереса к тому, чему его обучали. Наконец наступил знаменательный день, когда и отец, и дядя поняли, что ни купец, ни банковский работник из Генриха не выйдет. Пребывание в Гамбурге не дало никаких практических результатов. И все-таки этот период сыграл в жизни Гейне огромную роль и на долгие годы определил основные мотивы его творчества.

Тогда же у него появилась первая любовь — старшая дочь дяди Соломона, кузина Амалия. Обыкновенная мещаночка, правда не глупая, живая, оказалась тем стимулятором, который вызвал в душе поэта еще не раскрытые творческие силы. Лирические стихи полились из-под его пера нескончаемым потоком.

В одном из писем Гейне отмечал, что стихи он начал сочинять с шестнадцатилетнего возраста. В 1817 году в гамбургском журнале он впервые опубликовал некоторые из них, а первый сборник поэта увидел свет в декабре 1821 года. В «Юношеских страданиях» лишь в малой степени отразились факты реального романа поэта с кузиной Амалией, которая предпочла ему состоятельного кенигсбергского землевладельца. Расчетливая дочь гамбургского банкира имела мало общего с тем романтичным и соблазнительным призраком, который посещал поэта в его ночных видениях.

На семейном совете было решено, что Генрих поедет в Бонн и поступит на юридический факультет. Но и юриспруденция, которая в то время сводилась главным образом к скучной зубрежке древнего римского права, тоже не заинтересовала поэта. Начались его студенческие скитания. Проучившись недолго в Бонне, Гейне переехал в Гёттинген, чей университет славился составом профессуры и более широким научно-педагогическим профилем. Здесь учиться было интереснее, но возникла другая беда: в Гёттингене было множество студенческих объединений, так называемых буршеншафтов. Студенты (бурши), входившие в эти объединения, хотели бороться за введение республиканского строя, но на деле занимались попойками, драками, непрерывными дуэлями на шпагах. Их героем был германский император ХП века Фридрих Барбаросса (Рыжебородый). И вот один из молодчиков, графский сынок, потребовал однажды, чтобы Гейне снял шапку перед чучелом этого короля, сделанным из картона, пакли и воска. Поэт ответил на оскорбление оскорблением. Граф вызвал Гейне на дуэль. Дело дошло до университетского начальства, ставшего на сторону графа. Гейне на шесть месяцев исключили из университета, но он больше сюда не вернулся. Ему опротивел Гёттинген, и он уехал учиться в Берлин.

Здесь молодой человек наконец попал в среду настоящей творческой интеллигенции, где его талант сразу же оценили и признали. Он понемногу начинает печататься. Дядя Соломон продолжает поддерживать племянника и каждый квартал присылает ему деньги. Но Генриха начали мучить головные боли — предвестье страшной болезни, которая превратила в пытку последние годы жизни поэта. Письма Гейне к друзьям и родным, несмотря на постоянную насмешку над самим собой, свидетельствуют о том, что его здоровье из года в год ухудшается. Только матери Генрих продолжает писать, что все в порядке и он чувствует себя хорошо.

По совету врачей Гейне начинает выезжать на курорты. Здесь он случайно узнал о революции 1830 года в Париже. Гейне раздобыл газеты и убедился, что это правда. По словам поэта, это известие было для него «лучами солнца, завернутыми в газетную бумагу». Его неудержимо потянуло в Париж.

К этому времени имя Гейне уже было известно всей читающей Европе. Молодые немецкие поэты подражали ему, его переводили на другие языки. Но Гейне был теперь не только поэтом. Конечно, университетское звание доктора права, которое он получил не в Берлинском, а все-таки в Гёттингенском университете, ни на что ему не пригодилось и было забыто. Но он уже был автором многих критических статей и большой публицистической книги «Путевые картины», причудливо сплетенной из воспоминаний, путевых заметок, исторических экскурсов и т.п.

В 1827 году появилась его знаменитая «Книга песен», поставившая Гейне в первый ряд немецких поэтов. «Книга песен» — одна из вершин немецкой романтической лирики. Гейне подвел в ней итог целому этапу ее развития — одному из самых плодотворных в ее истории.

Читатели Гейне сразу разделились на два лагеря: восторженных почитателей и лютых врагов. Прусское правительство отдало тайный приказ арестовать его при первой возможности. В Австрии и во многих немецких княжествах запретили продавать его книги. Все говорило о том, что Германия стала тесной для Гейне и что он должен уехать в другую страну. В мае 1831 года поэт эмигрирует из Германии и отныне до конца жизни живет в Париже.

В 30-е годы он выступает преимущественно как критик и публицист. В Париже он написал книги «Французские дела», «К истории религии и философии в Германии» и «Романтическая школа». Из художественной прозы тех лет выделяется новелла «Флорентинские ночи», полная тонкой иронии и романтического лиризма. В 40-е годы появились поэмы Гейне «Атта Троль», «Германия. Зимняя сказка» и поэтический цикл «Современные стихотворения». Последний стихотворный сборник поэта вышел в 1851 году под названием «Романсеро».

В 1846 году Гейне разбил паралич, и в течение семи лет он пролежал в постели, в «матрацной могиле». Поэт не мог уснуть ночами от боли, и единственным отвлечением для него становилось сочинение стихов или прозы. Родные старались не пускать к нему друзей и знакомых, чтобы не беспокоить. Неподвижный, почти ослепший поэт, не имея возможности ни читать, ни писать, продолжал работать, диктуя свои сочинения и письма. Удивительно, но его поэзия и в это время оставалась жизнерадостной.

Он сохранил боевой дух, мужество, юмор, и эти его качества поражали современников. Карл Маркс пишет в своих воспоминаниях, что однажды он навестил Гейне как раз в тот момент, когда сиделки несли его в кровать на простынях. Гейне, которого даже в этот момент не оставил юмор, совсем слабым голосом приветствовал гостя: «Видите, дорогой Маркс, дамы все еще носят меня на руках».

 

Гейне с полным правом называл себя часовым на передовом посту:

Свободен пост, мое слабеет тело!

Другой заменит павшего бойца.

Я не сдаюсь, мое оружье цело,

И только жизнь иссякла до конца.

 

Франция гордится тем, что Генрих Гейне прожил часть жизни в Париже и похоронен там. Судьба уготовила ему хотя и отравленную болезнью, но такую блестящую жизнь и такой трагический конец.