Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net Как правильно варикоз лечить


ГАРВЕЙ, УИЛЬЯМ

(1578-1657) английский врач и физиолог

 

О биении сердца и движении крови было известно давно, но сущность этих явлений человеку долго не удавалось постичь. Ошибочное предположение Аристотеля, высказанное почти 2300 лет назад, что кровь и теплота образуются в сердце, держалось в науке около двадцати веков. Выдающийся римский врач Гален (II век) исправил некоторые ошибки Аристотеля, но так и не создал правильного представления о кровообращении. Гален считал, что кровь проходит через перегородку в сердце, поступает в артерию и расходуется всеми органами без остатка, а сердце своим жаром очищает кровь. Связи между артериями и венами Гален не допускал. Все его выводы превратились в догму и не подлежали критике. Требовалось проявить большое мужество, чтобы выступить с опровержением того, что было освящено церковью.

 

Уильям Гарвей родился 1 апреля 1578 г. в английском городе Фолкстоне. Во время учебы на медицинском факультете Кембриджского университета он много занимался анатомическими исследованиями кровеносной системы животных. Уже тогда юный Гарвей стремился углублять свои знания путем проведения опытов. После окончания университета он уезжает в итальянский город Падую совершенствовать свои знания у профессора Фабрициуса Аквапенденте, слава которого гремела по всей Европе. На лекциях профессор сам производил вскрытие трупов и демонстрировал строение организма. Работая с кровеносными сосудами, он долго не мог понять роль открытых им в венах клапанов, и Гарвей охотно согласился работать над этой проблемой, и начал с опыта над собой. Туго перевязав руку, он увидел, как рука ниже перевязки вскоре затекла, вены набухли, а кожа потемнела. Затем он повторил опыт над собакой, крепко перебинтовав ей лапу. Результат был такой же. При надрезе набухшей вены у собаки закапала кровь. А из пореза на вене выше повязки не вытекло ни капли! Гарвей делает вывод, что кровь в венах движется только в одном направлении, а клапаны в венах не допускают обратного тока крови. Эта работа о значении венозных клапанов принесла ему первый успех.

Вернувшись в Лондон, Гарвей занялся врачебной практикой. Он быстро приобрел известность и в 1607 г. был принят в число членов Королевской врачебной коллегии. Английский король Яков I назначил Гарвея в 1618 г. придворным врачом. Помимо этого, Гарвей являлся домашним врачом Фрэнсиса Бэкона.

Вскоре ученый был назначен преподавателем анатомии в Королевский университет. Великий анатом продолжает и научную работу: изучает работу сердца и исследует сеть кровеносных сосудов у разных животных, анатомирует трупы людей. С каждым годом ученый все лучше разбирался в сети кровеносных сосудов, да и строение сердца перестало быть для него загадкой. В результате своих исследований он установил, что в организме человека двигателем крови является сердце. Толчки сердца — это последовательные сокращения его отделов: предсердий и желудочков. Гарвей пришел к мысли о проникновении крови через «поры тела» из артерии в вены, о возможности возвращения ее к сердцу после совершения полного кругооборота. Этот круг кровообращения он назвал большим. Но сердце направляет кровь и в легкие, о значении которых Гарвей не догадывался. В те времена наука не имела представления о газообмене, да и состав воздуха был неизвестен. Поэтому Уильям лишь предполагал, что в легких кровь охлаждается и изменяет свой состав. И в сердце, и в сосудах кровь движется лишь в одном на­правлении: клапаны не допускают обратного тока крови.

До Гарвея малый круг кровообращения был открыт в 1553 г. испанским ученым Мигелем Серветом. Но костер инквизиции уничтожил и ученого, и его «еретические» труды. Поэтому по существу Гарвей открыл то, что по праву принадлежало Сервету.

Другой вопрос, интересовавший Гарвея, — как попадает кровь из артерии в вены. Ответить на него можно было только при наличии микроскопа. Ученый догадывался, что проникновение крови из мельчайших артерий в вены происходит через капилляры, но доказать этого не смог. Это сделал итальянский ученый Мальпиги в 1661 г., уже после смерти Гарвея. Много лет Гарвей проверял свои открытия. Только в 1628 г. вышла в свет его книга «Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных», она насчитывала всего 72 страницы. В своих выводах ученый опирался на огромную массу фактов, собранных им при изучении большого количества животных.

Это был великий научный подвиг Гарвея. Ведь еще не развеялся дым костра, на котором сожгли Джордано Бруно. В ту эпоху безраздельного господства католической церкви и созданного ею страшного суда — инквизиции — необходимо было иметь большое мужество, чтобы выступить с опровержением учения Галена.

Гарвею пришлось выдержать борьбу не только с церковью, но и со многими учеными. Его противники утверждали, что толчка сердца недостаточно, чтобы вызвать движение крови, и считали, что кровь обладает самодвижением. В конце концов Гарвей почти лишился врачебной практики и своего состояния. В предисловии к русскому переводу книги замечательного английского ученого И.П.Павлов написал: «Труд Гарвея не только редкой ценности плод его ума, но и подвиг его смелости и самоотвержения».

 

Последние годы жизни ученый посвятил вопросам эмбриологии. В частности, он предпринял исследования зародышей животных. В 1651 г. Гарвей опубликовал свой второй замечательный труд — «Исследования о происхождении животных». Наблюдения Гарвея говорили о том, что зародыши всех животных развиваются только из яйца. Этим выводом он отвергал идею самозарождения жизни.

Гарвей принадлежит к числу немногих ученых той эпохи, которым посчастливилось увидеть торжество своего учения. С его именем связано начало современной научной физиологии и создание учения о кровообращении.

Ученый пользовался известностью не только в Англии, но и в других странах. За выдающиеся достижения еще при жизни в Королевской врачебной коллегии в Лондоне ему был поставлен памятник. Заканчивая в 1656 г. активную работу в этой коллегии, Гарвей пожертвовал ей весь доход от своего имения в графстве Кент. Умер он в 1657 г.