Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


ДЮМА, АЛЕКСАНДР

(1802-1870) французский писатель

 

Мало есть имен более известных миру, чем имя Дюма-отца. Сразу после выхода его книги читали в разных стра­нах мира и продолжают читать до сих пор. Великий фран­цузский писатель Виктор Гюго сказал о своем знамени­том современнике: «В наш век никто не пользовался та­кой популярностью, как Александр Дюма; его успех — больше чем успех, — это триумф. Его слава гремит по­добно трубным звукам фанфар. Александр Дюма — имя не только французское, но и европейское; более того — это имя мировое». В этом суждении нет ничего преувели­ченного, неискреннего, недостоверного.

 

Александр Дюма, будущий автор знаменитых «Трех мушкетеров», родился в небольшом городе Виллер-Котре в доме на улице Лормелэ в семье генерала Тома Дюма и дочери трактирщика Мари Лабурэ.

Дед будущего писателя по отцовской линии — быв­ший полковник и генеральный комиссар артиллерии, по­томок нормандского дворянского рода и маркиз милостью короля. В 1760 году он отправился попытать счастья на Сан-Доминго, и там 27 марта 1762 года от чернокожей рабыни у него родился сын, которого при крещении на­рекли Тома-Александр. В 1780 году маркиз вернулся в Париж.

Он не очень-то баловал своего сына и был крайне скуп. В 79 лет он женился на своей экономке. Тогда сын, дове­денный до крайности, решил завербоваться в королевс­кую гвардию простым солдатом под фамилией Дюма. В годы революции карьеру делали быстро, и в октябре 1792 года он стал подполковником. А еще через месяц женил­ся на Мари-Луизе Лабурэ, девушке серьезной и доброде­тельной. В сентябре 1793 года отца будущего писателя производят в дивизионные генералы.

Армейская служба бросала его из конца в конец, пока он не оказался в Итальянской армии Бонапарта. После Италии Дюма сопровождал Бонапарта в его египетском походе. Правда, по разрешению императора строптивый генерал раньше времени покинул Египет. По возвраще­нии на родину он оказался в тюрьме Неаполитанского королевства, и лишь в апреле 1801 года его по случаю примирения обменяли на знаменитого австрийского ге­нерала Мака. Он вышел из тюрьмы изувеченным, полу­парализованным, с язвой желудка. Тюрьма превратила атлета в калеку, поэтому не могло быть и речи о дальней­шей службе в армии.

В это время в семье Дюма и родился сын Александр. Будущий писатель провел свое детство в материально стесненных условиях. Впрочем, положение семьи было не лучше и в годы его отрочества и юности. После смерти отца не осталось даже маленького наследства. Для юного Александра не могли добиться стипендии в лицее или в военной школе.

Мать и сестра научили его читать и писать, но в ариф­метике он не смог пойти дальше умножения. Зато еще в раннем детстве он выработал почерк военного писаря — четкий, аккуратный, щедро украшенный завитушками, что потом поможет ему зарабатывать на пропитание. Мать попыталась было учить его музыке, но оказалось, что он начисто лишен слуха. Зато мальчик научился танцевать, фехтовать, а немного позже стрелять.

Александр посещал местный колледж аббата Грегуара. Он мало чему там научился: усвоил начала латыни, основы грамматики, да еще усовершенствовал свой по­черк. Больше всего он любил охоту и целыми днями про­падал в лесу.

Однако юноша не может прожить одной охотой. На­стало время подыскать ему другую работу. Вскоре Алек­сандр стал работать клерком у нотариуса.

Во время кратковременной поездки в Париж он позна­комился с великим актером Тальма. Дюма решает, что карьеру он может сделать только в Париже. Он переез­жает сюда и поступает на работу в канцелярию герцога Орлеанского.

Новая жизнь открыла перед ним новые возможности. Прежде всего он быстро убедился в том, что ему необхо­димо учиться. Он уже успел заметить, что его невежество поражает всех знакомых, которые тем не менее отмечали гибкий ум Дюма. Служба для него была лишь источни­ком существования. Главное внимание молодой человек уделяет занятиям литературой, общению с уже извест­ными писателями, драматургами. В 1829 году Дюма пи­шет историческую драму «Генрих III и его двор». Это была одна из первых французских романтических драм. Ее ус­пех был ошеломительным. Пьеса выдержала тридцать восемь представлений и дала отличные сборы. Правда, король внезапно увидел в героях сходство с собой и сво­им кузеном герцогом Орлеанским. Он собирался запре­тить пьесу, но ее поддержал сам герцог Орлеанский.

Так в двадцать семь лет Дюма, только недавно при­ехавший из провинции, без положения, без протекции, без денег, без образования, превратился в человека извест­ного, почти знаменитого.

В дальнейшем репертуар французских театров на мно­гие годы обогащается за счет таких выдающихся его пьес, как «Антони» (1831), «Нельская башня» (1832), «Кин, или Гений и беспутство» (1836).

Дружба с герцогом Орлеанским принесла В.Гюго ро­зетку офицера Почетного легиона, а Дюма — ленточку кавалера. Если Гюго принял награду с обычным для него надменным достоинством, то Дюма радовался как ребе­нок. Он гордо разгуливал по бульвару, украсив себя ог­ромным крестом, рядом с которым приколол орден Иза­беллы Католической, какую-то бельгийскую медаль, швед­ский крест Густава Вазы и орден святого Иоанна Иеруса­лимского. В любой стране, которую он посещал, Дюма выпрашивал себе награды и скупал все ордена, какие толь­ко можно было приобрести. Его фрак в торжественные дни превращался в настоящую выставку лент и медалей.

В тридцатые годы у него возник замысел воспроизвес­ти историю Франции XV-XIX веков в целой серии книг. Первым произведением этого цикла стал роман «Изабел­ла Баварская» (1835). Таким образом, писатель возродил жанр исторического романа, в котором наряду с вымыш­ленными героями действуют исторические персонажи. Но чтобы заинтересовать публику жизнью королей и коро­лев, фаворитов и министров, надо было показать ей, что под придворными нарядами таятся те же страсти, что и у простых смертных. В этом Дюма не имел себе равных.

Он не был ни эрудитом, ни исследователем. Он лю­бил историю, но не очень уважал ее. «Что такое исто­рия? — говорил он. — Это гвоздь, на который я вешаю свои романы». Дюма знал, что как историка его никогда не будут принимать всерьез, поскольку он перерабатывал исторические факты так, как того требовала художествен­ная форма.

Успех следующего романа — «Шевалье д'Арманталь» — показал Дюма, что исторические романы — зо­лотая жила. Директора крупнейших парижских газет го­нялись за писателем, чтобы заручиться правом на публи­кацию очередного романа. «Три мушкетера» умножили славу Дюма. Одно поколение может ошибиться в оценке произведения. Четыре или пять поколений никогда не ошибаются. Творческая манера Дюма так подходила к избранному им жанру, что она и поныне остается образ­цом для всех работающих в нем. Дюма отталкивался от известных источников, иногда поддельных, как «Мемуары Д'Артаньяна», иногда подлинных, как «Мемуары мадам де Лафайет», из которых вышел «Виконт де Бражелон».

За всю историю французской литературы ни один пи­сатель не был столь плодовит, как Дюма с 1845 по 1855 год. Он писал романы без передышки. В них перед нами проходит вся история Франции. За «Тремя мушкетерами» следуют «Двадцать лет спустя», затем «Виконт де Браже­лон». Другая трилогия: «Королева Марго», «Графиня де Монсоро», «Сорок пять» — была связана с исторической фигурой Генриха Наваррского. Одновременно в другой серии романов — «Ожерелье королевы», «Шевалье де Мэзон-Руж», «Жозеф Бальзамо», «Анж Питу» и «Графи­ня де Шарин» — Дюма описывает закат и падение фран­цузской монархии.

Дюма еще смолоду замыслил объединить в своей пи­сательской державе всю историю. Он всегда любил путе­шествовать и возвращался домой с объемистыми рукопи­сями. Писатель давно хотел побывать и в России. В 1840 году Дюма публикует роман «Учитель фехтования», по­священный восстанию декабристов и жизни одного из них — И.А.Анненкова. Роман написан на основе истори­ческих фактов, в нем также были использованы дневники знаменитого преподавателя фехтовального мастерства О.Гризье, который служил в Главном инженерном учили­ще в Петербурге, а затем вернулся во Францию. Роман Дюма был запрещен в России, хотя все, кто мог его раздо­быть, читали его тайком, в том числе и сама императрица. Русский перевод романа «Учитель фехтования» был опуб­ликован лишь в 1925 году.

В 1858 году, после смерти Николая I, Дюма получил визу и отправился в Россию. Он посетил Петербург, Мос­кву, побывал на нижегородской ярмарке. В Нижнем Нов­городе Дюма познакомился с героями своего романа «Учи­тель фехтования» супругами Анненковыми. Самым боль­шим счастьем за время этого путешествия стало для Дюма открытие, что образованные русские знают многих фран­цузских писателей, в том числе и его самого, так же хоро­шо, как парижане. Он еще посетил Астрахань и калмыц­кие степи. Рассказы Дюма по возвращении его во Фран­цию превзошли по занимательности приключения Монте-Кристо.

 

Разразившаяся франко-прусская война 1870 года, из­вестия о первых поражениях французов доконали боль­ного Дюма. Полупарализованный после удара, он с тру­дом добрался до дома сына, ставшего знаменитым авто­ром романа «Дама с камелиями». Вскоре болезнь еще боль­ше обострилась, и больной почти перестал говорить, а потом и вставать. 5 декабря в десять часов вечера он скон­чался. Дюма был похоронен в Невиль-де-Полле, а когда война закончилась, сын перевез останки отца в Виллер-Котре и похоронил рядом с могилой генерала Дюма и Мари-Луизы Лабурэ.