ДРЕЙК, ФРЭНСИС

(1540-1596) английский мореплаватель, предводитель пиратов, первый англичанин, совершивший кругосветное путешествие

 

 В XVI веке этого человека называли «железный пи­рат». В нем перемешались, казалось бы, совершенно не­совместимые качества. Он был человеком властным, с бешеным характером, и в то же время мнительным и суе­верным. Рассказывали, как однажды во время страшной бури Дрейк кричал, что ее наслал его враг, который нахо­дится на корабле, что он «колдун, и все это идет у него из сундука».

 

Фрэнсис Дрейк всю жизнь искал приключений и ост­рых ощущений. Он ни перед чем не останавливался и не испытывал угрызений совести, когда грабил, убивал, захватывал чужие корабли с грузом золота и серебра. Осо­бую неприязнь вызывали у него испанцы и португальцы, у которых в то время был самый мощный военный и тор­говый флот, и они диктовали на море свои условия.

Но Фрэнсис Дрейк играл по своим правилам и нико­му не желал подчиняться. В 1567-1568 гг. он прошел хо­рошую школу во флотилии другого известного английс­кого пирата, Джона Хокинса, где получил первое боевое крещение. В то время англичане захватили несколько испанских городов в Центральной Америке, рассчитывая вести там беспошлинную торговлю неграми с испански­ми же плантаторами. Однако этот набег закончился для них неудачно. Пять английских судов попали в руки ис­панцев, и только одно, которым командовал Дрейк, вер­нулось в Англию.

 

Четыре года спустя Фрэнсис вышел в море уже само­стоятельно, совершил набег на Панамский перешеек, раз­грабил испанский караван с драгоценными металлами и на захваченных испанских судах прибыл на родину.

И вот этому бесшабашному авантюристу, дерзкому пирату покровительствовала сама Елизавета I, английс­кая королева. Она не только поддерживала его во всех авантюрных начинаниях, но и снаряжала за свой счет его корабли. Это может показаться странным, но все объяс­нялось просто: Англии нужны были богатства, которые добывал для нее Дрейк.

Несмотря на свою склонность к авантюрам, он никог­да не действовал на свой страх и риск. Даже пиратом он был как бы по найму у крупной «компании на паях», од­ним из пайщиков которой была английская королева. Дрейк привозил добычу, львиная доля которой достава­лась ей.

В 1577 году он отправился в плавание на своем кораб­ле «Золотая лань» с целью пройтись в поисках добычи по тихоокеанским берегам Латинской Америки. Это путеше­ствие неожиданно для самого Дрейка обернулось кругос­ветным плаванием. Существует, правда, и другое мнение, что он заранее запланировал кругосветный поход, не ста­вя никого об этом в известность.

13 декабря 1577 года его флотилия вышла из Плиму­та. Дойдя до Патагонии, Дрейк прошел вдоль берегов Южной Америки, собирая там богатую добычу, и взял курс на калифорнийское побережье. Здесь он встретился с местными индейскими племенами и решил, что англий­скому королевству не помешают новые подданные вмес­те с их землями. Перед отплытием он поставил на берегу столб с медной пластинкой, на которой приказал выре­зать имя Елизаветы I, даты прибытия англичан в эту стра­ну и «добровольного подчинения» ее жителей королеве Англии. Здесь же пират вставил серебряную монету с изображением королевы, ее герба и вырезал свое имя. Он назвал эти земли Новым Альбионом (Альбионом когда-то называлась Англия). Эту пластинку обнаружили в 1926 году, потеряли ее, а в 1929 году нашли снова.

Переплыв Атлантический океан, Фрэнсис Дрейк вер­нулся в Англию, обойдя вокруг южной оконечности Аф­рики.

В пути он повидал многое, открыл новые земли, нео­битаемые острова, его суда трепали жестокие штормы, но, когда через 2 года и 10 месяцев после начала плавания «Золотая лань» снова бросила якорь в Плимуте, он ощу­щал себя героем. Ему было чем гордиться.

Фрэнсис Дрейк снова переиграл испанцев. Он открыл для англичан и голландцев новые морские пути, которые до этого знали только испанцы и португальцы, и вернул­ся не с пустыми руками. Добыча, которую Дрейк привез из этого путешествия, оценивалась в несколько милли­онов золотых.

Отношения между Англией и Испанией снова ухудши­лись. Испанский посол требовал от королевы наказать пи­рата и вернуть награбленное добро, но Елизавета I посту­пила наоборот. Она осыпала Фрэнсиса Дрейка милостями и даже присвоила ему титул баронета. А испанцам короле­ва приказала ответить, что все захваченные у них ценнос­ти будут храниться у нее, пока Англия и Испания не произ­ведут между собой расчеты по взаимным претензиям.

После этого столь удачного похода Фрэнсис Дрейк стал вице-адмиралом и командовал уже целым флотом, продолжая грабить испанские колонии.

 

Испания все еще оставалась сильной морской держа­вой и не хотела уступать Англии свое преимущество на море. В 1580 году испанский король Филипп II присоеди­нил к своей империи Португалию и включил в свой флот ее корабли, которые считались лучшими в мире. Так об­разовалось самое мощное и известное соединение кораб­лей, которое получило название «Непобедимая армада».

В 1588 году она направилась к английским берегам. Испанский король решил наказать англичан за их дерз­кие набеги, захватить эту страну и вернуть ее в лоно ка­толической церкви.

В поход выступило более 130 (по другим сведениям — 150) огромных, неуклюжих и тяжело вооруженных испан­ских кораблей. На борту находилось 20000 человек ко­манды и 17000 наемных солдат, которые должны были высадиться в Англии и начать войну на ее территории. Флагманский корабль «Святой Мартин», мощный галеон водоизмещением 1000 тонн, имел 48 пушек.

Войну предполагалось вести не на море, а на английс­кой территории, высадив на южное побережье десант. Испанский поход начался 30 мая 1588 года, а 29 июля корабли показались вблизи английских берегов.

Елизавета I не напрасно оказывала Фрэнсису Дрейку покровительство. Он снова сумел защитить интересы Англии. Рассказывают, что сэр Дрейк играл в шары близ Плимута, когда ему доложили, что испанский флот по­явился вблизи побережья Корнуолла. Услышав эту но­вость, он сказал: «Сперва закончим игру. Мы еще успеем разбить испанцев».

Неизвестно, насколько эта история соответствует ис­тине; может быть, перед нами очередной анекдот из жиз­ни известного пирата. Достоверно известно лишь то, что в это время в Плимуте был отлив и Дрейку нужно было выждать несколько часов, прежде чем отдать команду к отплытию.

Вместе с адмиралом лордом Ховардом Эффингемом (1536- 1624) он разработал особую тактику сражений, с помощью которой можно было победить мощную испанс­кую армаду. Они в полной мере учли особенности англий­ского флота. Английские корабли были легкие и облада­ли большой маневренностью, в то время как испанские корабли напоминали плавучие крепости. К тому же ис­панцы обычно двигались строем. Этим и воспользовались англичане. Капитанам было приказано действовать стре­мительными атаками и тут же отходить назад, чтобы не попасть под обстрел мощных орудий.

Навстречу испанцам из Плимута выступило 44 англий­ских корабля. Какое-то время «Непобедимая армада» мед­ленно продвигалась по направлению к Нидерландам в со­провождении английских судов, которые время от време­ни атаковали испанцев и, следуя приказу, быстро уходи­ли из-под обстрела.

Наконец испанские корабли прошли Ла-Манш и бро­сили якорь у французских берегов близ Кале. Англичане поняли, что наступил удобный момент для решающей ата­ки. У них уже было готово 8 брандеров, начиненных взрыв­чаткой. К вечеру на брандерах подняли паруса, закрепи­ли штурвалы, подожгли взрывчатку и направили их в сто­рону испанского флота. Приблизившись к нему, бранде­ры начали взрываться, несколько испанских кораблей за­горелось, другие в панике попытались выйти в открытое море, натыкаясь в темноте друг на друга.

На рассвете 8 августа англичане увидели радостную для себя картину. Часть испанских кораблей затонула, а уцелевшие были разбросаны вдоль всего французского побережья. Они уже не могли оказать серьезного сопро­тивления, и англичанам оставалось завершить успешно начатое сражение.

Дрейк подал сигнал к новой атаке. Первым окружили и расстреляли из пушек мощный португальский галеон «Святой Филипп». За ним отправились на дно еще три испанских галеона, и примерно десять было изрешечено ядрами так, что они едва держались на воде.

Только наступившая ночь и подувший на следующее утро попутный ветер спасли испанскую армаду от полно­го разгрома. Оставшимся кораблям пришлось отправить­ся на северо-запад, в Северное море. Командующий, ис­панский адмирал Алонсо Медина-Сидониа, не решился прорываться с ослабленным после сражения флотом вдоль английских берегов и предпочел плыть вокруг Шотлан­дии в Атлантический океан.

Однако удача окончательно отвернулась от испанцев. На обратном пути штормовые ветры уничтожили еще 25 кораблей. Некоторые судна пропали без вести. Спасшие­ся экипажи были захвачены местными жителями, многие были убиты. Через три месяца в Испанию вернулось всего 11000 человек, потери кораблей составили 64 единицы.

Правда, в течение последующих лет Испания еще дважды направляла свои флотилии против Англии. Од­нако ей так и не удалось вернуть прежнее морское могу­щество, и Англия не без помощи своих знаменитых пира­тов постепенно заняла положение ведущей морской дер­жавы мира.