Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ

(1350-1389) великий князь владимирский и московский с 1362 года

 

Большинство наших современников с именем Дмит­рия Донского связывают победу русских воинов на Кули­ковом поле, которая положила начало освобождению Руси от татаро-монгольского ига. Однако Дмитрий Иванович Донской оставил о себе память в истории и другими свои­ми славными делами. Период его княжения представляет собой важнейший этап в истории Руси, когда Москва ут­вердилась в качестве центра земли русской.

 

Будущий великий князь был старшим сыном московс­кого князя Ивана Ивановича, прозванного Красным. Дмит­рий вступил на престол, когда ему было всего девять лет. С первых же месяцев ему пришлось выдержать ожесто­ченную борьбу за княжение. Соседи пытались поколебать первенство Москвы, считая, что малолетний князь не мо­жет представлять серьезную силу.

Однако всей внешней политикой в то время руково­дил умный и осторожный митрополит Алексий, стоявший во главе боярского совета. Он отличался не только высо­кой образованностью, но и редкими для духовного влады­ки дипломатическими способностями.

Только благодаря Алексию Москве удалось сохранить мирные отношения с Золотой Ордой в то время, когда там начался период смуты и «нестроения» (жестокой борьбы между татарским ханом Джанибеком и его сыном Бердибеком).

Алексий понимал, что потеря великокняжеского яр­лыка наносит огромный ущерб авторитету Москвы. По­этому он начал длительную политическую борьбу за его возвращение, сочетая как военные, так и политические методы.

 

Шаг за шагом к Москве возвращаются отторгнутые земли, и постепенно она обретает былое могущество. Глав­ным военным помощником Дмитрия в это время был его двоюродный брат, Владимир Андреевич Серпуховской. Он был не только талантливым полководцем, заслужившим прозвище Храбрый, но и прекрасным инженером. По его инициативе начали укреплять московский Кремль. Дере­вянные стены были заменены мощными белокаменными. Кремль стал первым крупным оборонительным сооружени­ем, построенным на Руси в период татарского нашествия.

Однако главной проблемой в период княжения Дмит­рия, конечно, оставалось татаро-монгольское иго. Надо сказать, что борьба велась не только на поле боя, но и во время поездок князя в Орду. Путем длительных перегово­ров Дмитрий Донской сумел не только убедить Орду в своем могуществе, но и выкупить у татар сына Михаила Тверского, своего главного соперника. Ради этого он даже уплатил Золотой Орде колоссальную сумму в 10 000 зо­лотых рублей.

В самой Орде в это время произошел раскол на две враждовавшие между собой группы, каждая из которых стремилась захватить Русь. В одной из них не прекраща­лись усобицы, и ханы постоянно менялись, в другой вся реальная власть принадлежала темнику (высшему воена­чальнику) Мамаю. Именно он представлял наиболее су­щественную опасность для Руси.

Летом 1373 года Мамай впервые попытался совершить военный поход на Русь, но ушел, разорив только Рязанс­кое княжество. В отражении его набегов впервые участво­вали отряды московских войск. Поняв, что военным пу­тем завоевать Русь больше не удастся, Мамай отправля­ет туда своего приближенного Сарайку, который попы­тался рассорить Дмитрия Константиновича Нижегородс­кого с его зятем Дмитрием Донским. Однако нижегородский князь не поддался на хитрость посла и вместо того, чтобы ссориться с Дмитрием Донским, арес­товал самого Сарайку.

Тогда же произошло еще одно, чрезвычайно важное для будущего Руси событие: русские князья договорились объединить свои силы, чтобы наконец-то освободиться от власти Золотой Орды. Зимой 1374 года в Переяславле- Залесском собрался представительный княжеский съезд, на котором был составлен договор о согласии между кня­зьями. По инициативе Дмитрия Донского в этот документ вписали пункт о совместной борьбе с татарами. К догово­ру присоединились практически все князья Северо-Вос­точной Руси.

По всему было видно, что приближается решающее столкновение между Русью и Ордой. Первая битва про­изошла летом 1378 года. Русское войско выступило под командованием Дмитрия Донского, а его противником оказался татарский полководец Бегич. Подтянув свое вой­ско к берегу реки Вожи, Бегич отдал приказ о переправе. А в это время Дмитрий спокойно выжидал удобного мо­мента для атаки.

Дождавшись, когда татары соберутся на узкой при­брежной полосе, Дмитрий отдал приказ наступать. В ре­зультате совместного удара с трех сторон татарское вой­ско было разбито, и Бегич с небольшой группой воинов убежал в Орду.

Услышав о поражении, Мамай впал в ярость и отдал приказ готовиться к большому походу на Русь. В течение двух лет и татары, и русские готовились к битве. Мамаю удалось собрать большое войско; помимо собственно ор­дынских воинов, в него входили отряды, прибывшие из всех подвластных Орде стран. Среди них даже было под­разделение тяжелой пехоты, которую татары наняли у генуэзцев. Общая численность татарских войск состав­ляла от 60 до 100 тысяч воинов.

Дмитрий Иванович Донской также не терял времени даром и собрал объединенное войско. Под его знамена, кроме московских отрядов, сошлись войска князей Севе­ро-Восточной Руси, литовские подразделения под коман­дованием князя Ягайло и отряды из многочисленных кня­жеств, расположенных в верховьях реки Оки. Но главным, конечно, был моральный настрой русских воинов. Этим

Дмитрий обязан преподобному Сергию Радонежскому. Накануне сражения с Мамаем князь отправился к нему за благословением. Сергий предрек ему победу и благо­словил великого князя и весь русский народ на борьбу за свободу. Уже позднее сложилось предание, что преподоб­ный Сергий направил вместе с князем двух воинов-ино­ков из Троицкой обители, Александра Пересвета и Анд­рея Ослябю, и они оба пали на поле битвы. Однако об этом нет никаких сведений ни в древнем Житии Сергия, ни в старых летописных редакциях, поэтому данное предание нельзя считать исторически достоверным. И тем не ме­нее оно утвердилось в сознании потомков и оказало на русских людей огромное нравственное влияние. Но бла­гословение преподобного Сергия — факт вполне досто­верный. Оно воодушевило русских воинов и помогло им не только выстоять в трудном сражении, но и победить.

После того как отряды собрались в Коломне, великий князь произвел смотр своих сил, выстроил войско в по­ходный порядок и повел его к Дону. Достигнув реки, Дмит­рий отдал приказ на переправу. Это распоряжение также явилось важным психологическим фактором: впервые рус­ские полки не отражали нападение татар, а вторгались в степную область, которая считалась безраздельным владе­нием ордынцев. Переправившись через Дон, воины распо­ложились на Куликовом поле, охватив его с трех сторон.

Этой переправой русские воины как бы сделали окон­чательный выбор, показав противнику, что они готовы умереть, но не пропустить врага на родную землю. Соглас­но преданию, перед битвой состоялся поединок двух бо­гатырей — Пересвета и ордынца Челубея. Оба они пали в поединке, после чего закипело основное сражение.

Дмитрий прекрасно понимал, что татары в первую очередь постараются убить его, чтобы обезглавить рус­ское войско. И он пошел на хитрость. Свое парадное об­лачение князь отдал одному из воевод, а сам оделся как рядовой ратник. В ходе боя Дмитрия ранили, но так и не узнали.

Маневрируя войсками, он наголову разбил татарское войско и продемонстрировал мощь согласованных дей­ствий русских. Исход сражения решил своевременный удар засадного полка. После этой победы князь и был про­зван Донским. Но выигранное сражение стало не просто военной удачей — оно показало, что освобождение русских земель от власти Орды является лишь делом времени.

 

Дмитрий Донской скончался в возрасте всего 39 лет, но и за такую короткую жизнь успел сделать много полез­ных дел для укрепления Руси избавления ее от татаро-монгольского ига. Своим характером, поведением и даже внешним обликом князь Дмитрий вполне соответствовал тому героическому времени, какое ему довелось жить.Это хорошо передал летописец, оставивший такую харак­теристику князя: «Бяше дороден, чреват вельми, власа­ми, брадою черн, взором дивен. Не бе бо книжен зело, но книги духовные сердце имаше».