Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


ДЕЛАКРУА, ФЕРДИНАНД ВИКТОР ЭЖЕН

(1798-1863) французский художник

 

В разговоре с писателем и художественным критиком Сильвестро Теофилем Эжен Делакруа однажды признал­ся: «Мне судьбу предрек сумасшедший. Няня вела меня за руку, он подошел к нам и сказал: «Этот ребенок станет знаменитым человеком, его жизнь пройдет в постоянном труде, она будет беспокойной и сотканной из противоре­чий».

Делакруа родился в местечке Шарантон, расположен­ном в двух километрах от Парижа. Он был четвертым ре­бенком Шарля Делакруа, дипломата, бывшего министра иностранных дел в правительстве Директории.

Мать Эжена Виктория отличалась прекрасными ма­нерами и умом. Она воспитывалась в монастыре, распо­ложенном неподалеку от предместья Сент-Антуан, где помещались мастерские ее отца, знаменитого королевс­кого краснодеревщика. В доме Делакруа частым гостем был Шарль Талейран, которого и принято считать насто­ящим отцом Эжена.

Однако мальчик был признан сыном Делакруа. Он с детства был окружен вниманием и заботой и рос, по его собственному признанию, «сущим дьяволенком», озорным и непоседливым.

В пять лет Эжен стал брать уроки музыки у органиста, который пришел в восторг от способностей мальчика и за­явил его матери, что ее сыну богом предназначена музы­кальная карьера. Еще Эжен любил громко читать стихи.

 

В 1805 году умер его отец, и осенью того же года Вик­тория Делакруа с сыном перебралась в Париж. Эжен по­ступил пансионером в Императорский лицей. В лицее во­семь часов в неделю изучали латынь, три часа — фран­цузский язык, три часа — математику. Два часа в неделю было отведено рисованию. Это была в полном смысле классическая программа. Еще там изучали греческий язык, и Эжен по всем древним языкам неизменно полу­чал награды.

У него были безупречный слух и отличная музыкаль­ная память. Он мог насвистеть партитуру трехактной опе­ры, ошибаясь разве что самую малость. В Париже Эжен стал еще брать уроки игры на скрипке. Уже в двенадцать лет сочинял стихи и мечтал стать поэтом. Потом также мечтал стать художником, музыкантом.

В 1814 году в возрасте пятидесяти шести лет сконча­лась от болезни мать Эжена, Виктория Делакруа. Он очень тяжело переживал смерть матери. Кроме того, от ее наследства практически ничего не осталось. Все это повлияло на чувствительную душу Эжена, и он в один миг ощутил себя взрослым.

Скоро он окончательно решил стать художником. Ему предстояло еще закончить лицей, после чего он мог по­ступить в обучение к кому-нибудь из живописцев. Это произошло в 1815 году, и юноша был определен в мастер­скую художника П.Герена.

В мастерской, где работало сразу человек тридцать, запах живописи был настоян годами и никогда не вывет­ривался. Делакруа встал к мольберту в нарукавниках по­верх бархатной куртки, худощавый, настороженно-изящ­ный, очень чистый и аккуратный.

Юноша рисовал гипсы и обнаженную натуру у Герена и увлеченно работал в Лувре, где были выставлены полотна Рубенса, картины Ван Дейка, Веласкеса. Их Эжен копировал с особой охотой, считая образцом пре­восходной живописи, свободной от какой-либо школы. Благодаря знакомству с Теодором Жерико он узнал твор­чество Микеланджело и Караваджо, часами пропадал в Лувре и знал все его закоулки.

С 1822 года Эжен уже больше не посещал мастерскую Герена. Он снял на несколько месяцев крохотное ателье в огромном двухэтажном сарае и втиснул туда холст — три метра в длину и два в высоту. И принялся за работу в уже свойственном ему тогда лихорадочном темпе, не позволяя себе ни минуты отдыха. На полу молодой живописец рас­стилал листы бумаги, на которых рисовал углем.

 

Первая картина, которую Делакруа нарисовал в сво­ей мастерской, называлась «Ладья Данте». Ладья вся как бы колебалась под натиском адских волн. А вцепившиеся в ее борта грешники, казалось, вот-вот ее опрокинут. Дан­те и Вергилий, пошатываясь, стоят в лодке и как бы от­страняют от себя наплывающий рой видений, который гонит на них пепельный ветер адского города Дита.

22 апреля 1822 года состоялся первый показ этой кар­тины на вернисаже, и публика смогла оценить дебют ни­кому еще не известного автора. Самая лучшая рецензия на картину была опубликована в газете «Конститюсьонель». Ее автор Адольф Тьер, который находился в дру­жеских отношениях с Талейраном, очень похвально ото­звался о таланте молодого художника. Эту картину купи­ло министерство государственных имуществ за две тыся­чи франков. Потом она была помещена в Люксембургс­кий музей, где, по замыслу устроителей, должны были быть собраны лучшие творения современных художников. Для начинающего автора это была неслыханная, просто фантастическая удача.

Следующей работой Делакруа стала картина «Резня в Хиосе». Художник изобразил эпизод из греко-турецкой войны, когда турки уничтожили на острове Хиос двадцать пять тысяч человек, увели в рабство женщин и детей. Кар­тина была принята для выставки в Салоне, и Делакруа прочитал о ней похвальный отзыв, написанный известным писателем Стендалем. Министерство государственных имуществ купило и эту картину у художника за шесть тысяч франков.

В это время Делакруа совершает путешествие в Ма­рокко и в Англию. Обе эти поездки оставили свой след в его творчестве. После четырехмесячного пребывания в Англии он вернулся домой, полный новых впечатлений и образов, которые помогли ему окончательно избавиться от влияния своих парижских наставников. Теперь Делак­руа настоящий романтик, не приемлющий строгого ака­демизма, стремящийся воплотить новизну видения мира в новых работах.

Летом 1829 года Делакруа обосновался в новой мас­терской и в квартире на набережной Вольтера, одном из самых престижных районов Парижа. Это было время его процветания. В Салоне 1831 года он показал свою новую картину «Свобода, ведущая народ», навеянную события­ми Великой французской революции и принесшую ему официальное признание и славу. Художник получил за нее ленточку Почетного легиона в петлицу.

Это первая и единственная картина, не считая порт­ретов, в которой Делакруа изобразил своих современни­ков в современных костюмах. Вместе с этой картиной висели два огромных холста — «Кардинал Ришелье слу­шает мессу в Пале-Рояле» и «Убийство архиепископа Льежского», несколько больших акварелей и рисунок «Рафаэль в своей мастерской». Все картины были купле­ны, у художника появились деньги, и к нему пришел ог­ромный успех.

Следом же Делакруа написал для конкурса, объявлен­ного муниципалитетом Парижа, картину «Буасси д'Англа в Конвенте». Художник изобразил полный достоинства поклон президента собрания Буасси д'Англа окровавлен­ной голове депутата. Картина была откликом мастера на Июльскую революцию 1830 г.

В 1833 году Делакруа познакомился с писательницей Жорж Санд, когда ему заказали ее карандашный портрет для журнала. Через год художник стал ее близким другом, она поверяла ему все свои сомнения и горести. Он был свидетелем ее разрыва с Альфредом де Мюссе и ее следующего романа с композитором Ф.Шопеном.

Начиная с 1829 года в парижских журналах появля­ются статьи Делакруа об искусстве, о творчестве Микеланджело и Рафаэля, о преподавании рисунка, о Прюдоне и Гро. Недоброжелатели художника язвили, что он не упускает ни одной возможности, чтобы обессмертить свое имя. Делакруа в точности следовал совету Стендаля, ко­торый говорил: «Не пренебрегайте ничем, что может сде­лать вас великим».

Префект департамента Сены заказал художнику ко­лоссальное панно «Положение во гроб» для церкви Сен- Дени де Сан-Сакреман. Этот заказ совпал с самым разга­ром работы в библиотеке палаты. Но Делакруа не отка­зался и написал прекрасную картину «Положение во гроб» («Пьета»), на которой изобразил скорбящую богоматерь с мертвым Христом на коленях.

В 1840 и 1841 годах в двух Салонах подряд Делакруа выставил «Правосудие Траяна» и «Взятие крестоносца­ми Константинополя» — два грандиозных холста. Рядом с «Траяном» в том же Салоне он экспонировал «Корабле­крушение Дон-Жуана». Сюжет художник позаимствовал из поэм Байрона. Нужно отметить, что на всем протяже­нии творческого пути живописец постоянно обращался к героям и историческим сюжетам как к основе своих про­изведений: таковы батальные полотна «Битва при Пуатье» и «Битва при Нанси», а литографии к «Фаусту» и «Гамле­ту» заслужили похвалу самого Гёте.

В 1855 году Делакруа стал командором Почетного легиона, высшего орденского отличия во Франции. 10 января 1857 года после семи провалов он наконец был принят во Французский Институт и стал академиком — «бессмертным». В 1862 году — за год до смерти — Делак­руа написал картину «Дерущиеся кони».

 

Осенью 1863 года художник намеревался поехать в Италию, но еще в январе почувствовал себя настолько плохо, что ему пришлось отказаться от всякой работы. Ему становилось то лучше, то еще хуже, чем было. Иногда он вставал и бродил по комнатам и саду, не произнося ни звука. 13 августа 1863 года великий художник умер и 17 августа был похоронен со всеми возможными почестями.

Четыре месяца спустя появилась поэма Ш.Бодлера «Творчество и жизнь Эжена Делакруа» — прекрасное произведение, в котором поэт воздавал дань таланту ху­дожника.