Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


ЧААДАЕВ ПЕТР ЯКОВЛЕВИЧ

(1794-1856) русский философ и публицист

 

Со дня смерти Петра Чаадаева прошло уже почти пол­тора века, но и сама личность русского философа, и его деятельность до сих пор вызывает интерес, о ней спорят и размышляют.

Чаадаев происходил из древнего дворянского рода. Однако судьба распорядилась так, что мальчик воспиты­вался не в родительском доме. Он рано лишился матери, она умерла, когда ему еще не исполнилось и двух лет. После ее смерти Петр и его старший брат Михаил были переданы под опеку своему родному дяде по матери кня­зю Д.Щербатову, сыну известного русского историка. Воспитанием мальчиков занималась их тетя, Анна Михай­ловна Щербатова. Узнав о смерти сестры, она тотчас при­ехала в Москву и забрала ее детей. Анна Михайловна поселилась вместе с ними в своем небольшом доме в ар­батских переулках Москвы и окружила мальчиков поистине материнской заботой. Ради воспитания племянни­ков она так и не вышла замуж.

Князь Щербатов тоже не оставлял мальчиков своей заботой. Он рано овдовел, сам нуждался в семейном теп­ле и почти каждый день приезжал в их дом. Щербатов же и организовал для братьев Чаадаевых и собственного сына Ивана настоящий домашний университет. Им читали лек­ции профессора Московского университета, а также спе­циально приглашенные из Германии учителя. Мальчики с увлечением занимались историей и древними языками.

 

В возрасте четырнадцати лет Петр Чаадаев поступает в Московский университет и вскоре становится одним из лучших студентов по отделению истории и философии. Он заканчивает университет с серебряной медалью. Зна­ния и блестящая эрудиция молодого человека открывали перед ним прекрасные перспективы.

Однако с началом Отечественной войны 1812 года жизнь Чаадаева изменилась. Сразу после вторжения в Россию наполеоновской армии он становится юнкером лейб-гвардии Семеновского полка. Петр никогда не пред­полагал, что станет военным, к тому же не отличался ни выносливостью, ни физическим здоровьем, поэтому вна­чале трудно привыкал к походному быту. Да и будущие друзья-офицеры долго относились к нему как к чужаку. Однако уже после нескольких сражений и штыковых атак в ходе Бородинской битвы отношение к Чаадаеву начина­ет меняться. «Храбрый, обстрелянный офицер, безукориз­ненно благородный, честный и любезный в частных отно­шениях»— такими словами его командир закончил атте­стацию для награждения Чаадаева орденом св. Анны.

Вскоре после Бородинской битвы его производят в прапорщики, а еще через несколько месяцев он перехо­дит на службу в привилегированный Ахтырский гусарс­кий полк. Возможно, он переменил место службы еще и потому, что хотел служить в одном полку со своими уни­верситетскими товарищами. В своем письме тетушке Ча­адаев шутливо хвастался, что наконец-то сможет поще­голять в красивом гусарском мундире.

После окончания военных действий он вместе с рус­ской армией возвращается в Россию и продолжает слу­жить в лейб-гвардии гусарском полку, который распола­гался в Царском Селе. Там Чаадаев становится желанным гостем во многих известных домах, в том числе и в доме Н.Карамзина, где в июле 1816 года встречается с А.Пушкиным.

Вскоре в связи с новым назначением Чаадаев переез­жает в Петербург: он становится адъютантом командира гвардейского корпуса князя И.Васильчикова. Во время службы в Петербурге Чаадаев сближается с будущими декабристами и даже соглашается на предложение И.Якушкина вступить в тайное общество.

Правда, осуществить это намерение ему не удалось, поскольку в 1820 году его неожиданно отправили в каче­стве курьера в немецкий город Троппау, где находился император Александр I на конгрессе Священного союза. Чаадаев должен был доставить императору необычайно важный документ — секретный доклад о восстании в Се­меновском полку. Неизвестно, чем закончилась его встре­ча с императором, но сразу после этого он немедленно подает прошение об отставке. Александр I так же немед­ленно принимает ее, несмотря на то, что в это время в Петербурге уже были подготовлены документы для назна­чения Чаадаева флигель-адъютантом императора. Суще­ствовало расхожее мнение, что австрийский посол в Пе­тербурге, узнав о восстании семеновцев, отправил курье­ра к канцлеру Меттерниху, и тот первым сообщил о бун­те царю, который потом сделал выговор Чаадаеву за не­спешное выполнение порученного дела. Однако более реально то, что отставка Чаадаева была обусловлена тем, что он был вынужден донести императору о своих друзь­ях по полку, впоследствии сурово наказанных.

Незадолго до отъезда в Германию Чаадаев становит­ся обладателем большого состояния. Получив отставку, он решает не возвращаться в Россию и отправляется в длительное путешествие по Европе. Вначале он собирал­ся поселиться в Германии или Швейцарии, так как уже несколько лет переписывался с известным немецким фи­лософом Шеллингом, который приглашал его приехать для личной встречи. Наконец она состоялась, причем Шеллинг назвал Чаадаева в своем дневнике «умнейшим русским человеком».

Из Германии Чаадаев отправился во Францию, затем в Англию, откуда на пароходе переехал в Италию. Только через три года он наконец вернулся в Россию и увидел совсем другую страну: император Александр I умер, его брат, Николай I, ввел жесткий цензурный режим. Мно­гие друзья Чаадаева оказались под следствием, были со­сланы или даже казнены.

 

Своеобразным прологом к дальнейшим событиям ста­ло задержание Чаадаева в Варшаве. Сотрудники Третье­го отделения опечатали его бумаги и в течение несколь­ких дней вызывали его на допросы. Правда, им не удалось обнаружить у него никаких запрещенных материалов, и его пришлось отпустить. И тем не менее следом отпра­вился курьер с распоряжением установить за ним тайный надзор.

Чаадаев приезжает в Москву и поселяется в своем доме на Басманной. Но дома он проводит редкий день, навещая своих многочисленных друзей. На квартире у С.Соболевского Чаадаев снова встречается с Пушкиным и слушает авторское чтение трагедии «Борис Годунов».

Чаадаев становится желанным гостем в домах москов­ской знати еще и потому, что считается прекрасным со­беседником и завидным женихом. Но суета светской жизни скоро наскучила ему. Он понимает, что его идеи нико­му не нужны, кроме того, все его попытки напечатать свои произведения в журналах также терпят неудачу. Все это вызывает обострение тяжелой болезни желудка, и Чаа­даев вскоре был вынужден покинуть город.

По совету врачей он поселяется в имении Щербато­вых под Дмитровом. Четыре проведенных там года стали для него временем большой работы. В доме Щербатовых была огромная библиотека, часть которой собрал сам Ча­адаев еще в студенческие годы. Теперь он проводит над книгами все свое время. Результатом этих занятий и ста­ли его знаменитые «Философические письма».

Первое из них быстро распространилось в списках и стало известно всем образованным людям России. Мно­гое в нем было необычным для того времени. Чаадаев не­годовал по поводу изоляции, в которой оказалась Россия по вине правителей. Он считал, что политика властей ме­шает развитию страны, ведет к духовному застою.

Автор относился к своему труду очень серьезно. Он считал «Философические письма» важнейшим делом своей жизни, поскольку высказал в них все то, над чем раз­мышлял многие годы.

Летом 1831 года Чаадаев вернулся в Москву. Он ста­новится завсегдатаем Английского клуба. Его приглаша­ют в разные дома, и всюду собирается множество желаю­щих услышать новое слово. В дом Чаадаева, шутливо на­зывавшего себя «басманным философом», начинается настоящее паломничество. К нему приходят и тузы обще­ства, и западники, и славянофилы, и приезжавшие в Мос­кву иностранцы.

Публикация первого «письма» в московском журнале «Телескоп» в октябре 1836 году вызвала в обществе гром­кий резонанс. Власти наконец услышали высказывания Чаадаева, но отреагировали на них репрессиями. Высочайшим повелением философа объявили сумасшедшим, все его бумаги конфисковали и впредь запретили публи­ковать что-либо в печати. Причем сразу же были обнаро­дованы сведения о том, что еще дед Чаадаева страдал пси­хическим расстройством.

Однако письмо уже разошлось по всей России и ока­зало сильное влияние на целое поколение. Печальная ис­тория Чаадаева послужила толчком А.Грибоедову для написания знаменитой комедии «Горе от ума». И вовсе не случайно ее главный герой носит фамилию Чацкий.

Постепенно шум улегся, все разговоры по этому пово­ду прекратились. Но Чаадаев не изменил своим убежде­ниям. Как писал один из современников, «он жил жизнью мудрых, жизнью Канта и Шопенгауэра», ежедневно посе­щал Английский клуб, встречался с многочисленными друзьями, был желанным гостем в лучших московских салонах. Высокий, стройный до худобы, изящный в одеж­де и манерах, лысый и безусый, он выглядел полной про­тивоположностью косматым и бородатым славянофилам. Спокойствием и непоколебимой уверенностью в своих убеждениях Чаадаев вызывал уважение друзей и непри­язнь своих противников. Так, он поддержал книгу Н.Го­голя «Выбранные места из переписки с друзьями», но ос­тался в стороне от чествования героев Севастопольской обороны. В 1855 году, когда на престол взошел импера­тор Александр II, Чаадаев написал в своем дневнике: «Про­сто страшно за Россию». Незадолго до смерти философ говорил друзьям, что работает над историческим сочине­нием, но ничего больше так и не написал. Похоронили Чаадаева в Донском монастыре под простой гранитной плитой.