Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


БАГРИЦКИЙ ЭДУАРД ГЕОРГИЕВИЧ

(настоящая фамилия — Дзюбин)(1895-1934)советский поэт

 

Творчество Эдуарда Багрицкого получило широкую известность во второй половине двадцатых годов, после того как его стихотворения начали появляться на страницах московских журналов, а затем были объединены в книгу «Юго-Запад». Еще раньше, в годы Первой мировой войны, стихи Багрицкого уже печатались в сборниках, которые выпускала группа начинающих одесских поэтов.

 

Эдуард Багрицкий родился в Одессе в бедной еврейской семье. Проучившись несколько лет в школе, он поступил в училище, а оттуда перешел в землемерное, получив практичную по тем временам профессию землемера. Однако работать по специальности ему пришлось недолго.

В 1917 году молодой поэт сразу же встал на сторону революции и сражался в партизанских отрядах, которые действовали за Каспием. Вскоре он вернулся в Одессу и устроился работать в Южное отделение Российского телеграфного агентства (ЮгРОСТА), писал воззвания, частушки и агитационные стихи, выезжал на фронт с агитпоездом. Для того чтобы полнее выразить владевшие им оптимистические, жизнелюбивые настроения, поэт нередко заимствовал героев из литературных и исторических источников. Особенно полюбился ему персонаж знаменитой книги Шарля де Костера — Тиль Уленшпигель, смелый борец за свободу родной Фландрии.

Тему борьбы за свободу Багрицкий развивает и в своих переводах иностранных поэтов, которыми он занимался в начале 20-х годов. Он обращается к стихам великого народного поэта Шотландии Роберта Бёрнса, к знаменитой «Песне о рубашке» Томаса Гуда, проникнутой ненавистью к эксплуататорам, к «Разбойничьей балладе» Вальтера Скотта, который взял свой сюжет из народной поэзии.

 

Стихи Багрицкого трудно назвать переводами в точном смысле этого слова. Они больше похожи на произведения самого поэта — те же словесные краски, тот же строй метафор и эпитетов. И такие же герои — простые люди, которые берутся за оружие, чтобы драться за волю.

Багрицкий продолжал работать в журналистике и в первой половине 20-х годов. Он, как и прежде, сотрудничает в ЮгРОСТА, выступает в клубах, его стихи появляются на страницах различных газет и журналов, особенно часто в «Одесских известиях» и в газете «Моряк». Среди них встречаются произведения, посвященные прошлому. Но обычно это историко-революционные стихи, речь в них идет о реальных событиях и личностях: о французской революции 1789 года, о Парижской Коммуне, о национальном герое Италии Джузеппе Гарибальди. Еще больше у Багрицкого стихов, которые непосредственно откликаются на события современности, они посвящены гражданской войне, восстановлению народного хозяйства.

В стихах «О чем они мечтали» и «Разговор с сыном» звучит мотив борьбы с собственниками, с «хозяевами еды», проходящий через все творчество Багрицкого — от «Трактира» до «Человека предместья». Поэт часто описывает свои впечатления, как он стоит перед витриной гастрономического магазина: ему, голодному, враждебна эта «жратва», «чудовищной пищей пылает ночь»; и в центре этого страшного натюрморта возвышается «хозяин еды» — старый враг Багрицкого. Он-то и есть корень зла, источник смятения выросшего в бедности поэта.

Его сильный, оригинальный талант был очевиден. Юрий Олеша, будущий известный писатель, описал в сво­их воспоминаниях, как однажды во время публичной лекции по поэзии Эдуард Багрицкий прямо на глазах у слушателей сочинил превосходный сонет, блестяще продемонстрировав владение этой сложнейшей стихотворной формой.

 

В середине 20-х годов он приезжает в Москву и начинает сотрудничать в центральной печати. Опубликованное в 1925 году в журнале «Красная новь» стихотворение «Арбуз» сразу привлекло внимание читателей, и когда в 1928 году издательство «Земля и фабрика» выпустило первую книгу Багрицкого «Юго-Запад», имя его уже было хорошо известно. Стоит отметить чрезвычайную взыскательность поэта: его первый сборник вышел лишь спустя тринадцать лет со дня первого появления его стихов в печати. Причем в этот сборник поэт включил только незначительную часть своих произведений, опубликованных ранее в газетах и журналах.

В него вошли самые разные стихи: о гражданской войне, стихи, в которых отразилось чувство растерянности перед жизненными противоречиями, поэма «Дума про Опанаса» и другие. Все эти произведения показывали, какая сложная и трудная борьба шла в творчестве Багрицкого, как остро он ее переживал и как мужественно искал единственно верное решение всех жизненных и общественных проблем.

Внутренняя напряженность поэтического слова, волнение художника так трогали читателя еще и потому, что они получали воплощение в каждом эпитете и метафоре, в любой «клеточке» стиха. Багрицкий добивался этого последовательно и продуманно. В одной из своих статей он писал: «Стихотворение — это прототип человеческого тела. Каждая часть на месте, каждый орган целесообразен и несет определенную функцию. Я сказал бы, что каждая буква стиха похожа на клетку в организме: она должна биться и пульсировать».

Разумеется, в основе подобной напряженной «пульсации» стиха могло быть только живое и острое восприятие жизни, каким в большой степени обладал Багрицкий. Мир его поэзии был объемен, многокрасочен, пластичен. Его герои всегда действовали — работали, пели, сражались. И их окружала такая же деятельная, живая, страстная природа, которую поэт очень любил. Багрицкий был еще молод, но он столько пережил и передумал, что ощущал себя уже пожилым человеком, которому есть что сказать молодому поколению, о чем свидетельствует его стихотворение из сборника «Юго-Запад» — «Разговор с комсомольцем Н.Дементьевым». Поэт спорит здесь не столько с собеседником, сколько с самим собой, с собственным ощущением своего бессилия, «бледной немочи».

Багрицкий видел, что революционные идеалы его молодости в реальной жизни потускнели, все оказалось совсем не таким, о чем мечталось, но он был предан этим идеалам и писал о бессмертии великого дела революции, которому продолжал верно служить.

Тема верности революции звучит и в поэме «Дума про Опанаса». Рассказывая о страшной судьбе «крестьянского сына» Опанаса, который изменил революции и понес за это тяжелую кару, поэт то и дело вмешивается в течение событий, оценивает, истолковывает, переживает их.

 

Революция и настоящая, большая поэзия всегда сливались в его представлении в одно нерасторжимое целое. Раньше в его поэзии рядом с лирическим героем стояли только образы, взятые из книг и из прошлых времен. Теперь он пишет о победителях, о своих современниках — живых, реальных людях. В его произведениях воспеваются рядовые «работники страны»: рыболовы, ветеринары, гидрографы, шоферы.

Широкий резонанс вызвала его поэма «Смерть пионерки», главной героиней которой является девочка. Мать умирающей Вали говорит ей «постылые, скудные слова» о накопленных платьях и мехах, но девочка умирает за другие идеалы. Никогда еще среди «работников страны», воспетых Багрицким, не появлялся такой юный герой.

После издания третьей книги стихов «Последняя ночь» (1932) самой крупной работой Багрицкого стало либретто оперы «Дума про Опанаса». Он ввел в нее новые действующие лица, главным из которых стал кобзарь.

 

Багрицкий умер рано, в расцвете творческих сил. До этого он несколько лет болел и был надолго прикован к постели. Однако тяжелый недуг не мешал, а, может быть, и помогал поэту глубоко чувствовать красоту жизни и воспевать ее. В своем творчестве Эдуард Багрицкий утверждал новую традицию, которая потом будет развита другими советскими поэтами, — пропаганду революционных идеалов с помощью поэтического слова.