Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


БЕСТУЖЕВ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

(1791-1855) русский писатель, декабрист

 

Выдающийся деятель русского освободительного дви­жения, декабрист Николай Бестужев был богато и разно­сторонне одаренной личностью. Моряк и художник, изоб­ретатель и путешественник, естествовед, экономист и эт­нограф, он обладал также незаурядным литературным дарованием, хотя его писательскую известность при жиз­ни затмила слава его брата А.А.Бестужева-Марлинского. Но имя Николая Александровича Бестужева по праву при­надлежит русской культуре и русской литературе. «Ни­колай Бестужев был гениальным человеком, — писал Н.И.Лорер, — и, боже мой, чего он не знал, к чему не был способен!»

 

Николай Бестужев родился в Петербурге в известной дворянской семье. Благодаря отцу он рано приобщился к литературе, хорошо знал музыку, живопись. В возрасте одиннадцати лет мальчик стал воспитанником петербур­гского Морского кадетского корпуса. В 1809 году, после окончания учебы, его оставили там воспитателем в чине мичмана.

 

В Отечественную войну 1812 года Бестужев вместе с корпусом находился в эвакуации в Свеаборге, где начал­ся его роман с Л.И.Степовой (женой директора штурман­ского училища в Кронштадте). По словам одного из со­временников Бестужева, она имела «сильное влияние на его жизнь до самой смерти гражданской».

В 1813 году Бестужев ушел из корпуса и стал служить во флотском экипаже, расквартированном в Кронштадте. В мае 1815 года корабль, на котором служил лейтенант Бестужев, отправился в Роттердам, и молодой офицер мог собственными глазами наблюдать установление респуб­лики в Голландии, что дало ему представление о «правах гражданских».

Через два года он снова отправился в плавание, на этот раз в Кале вместе с братом Михаилом. Посещение запад­ных стран, знакомство с их культурой и государственным устройством все больше укрепляло молодых офицеров в мысли, что всевластие монархии тормозит развитие Рос­сии. Раздумья над будущим своей родины вскоре приве­ли Бестужева в масонскую ложу «Избранного Михаила».

В 1823 году он становится начальником Морского музея и занимается историей русского флота. К этому времени Бестужев был уже заметной фигурой среди мор­ского офицерства, приобрел известность в научной и ли­тературной среде. В 1824 году К.Рылеев предложил Бес­тужеву вступить в тайное общество, которое образовали лучшие представители российского дворянства. Позже их назовут декабристами. Они были обеспокоены судьбой России и готовили проекты ее преобразования. Тайное общество существовало не только в Петербурге: его фи­лиалы были в Москве, на Украине, в других местах. Пе­тербургское тайное общество называлось Северным, и Бестужев вошел в число наиболее революционно настро­енной группы «северян». Они настаивали на расширении прав народного представительства и на освобождении крестьян с землей.

Вместе с братом Александром Н.Бестужев был одним из главных помощников Рылеева накануне восстания. 14 декабря 1825 года он привел на Дворцовую площадь Пе­тербурга Морской гвардейский экипаж, хотя уже несколь­ко лет состоял при Адмиралтейском департаменте и к практической морской службе отношения не имел.

 

Николай Бестужев и во время следствия по делу де­кабристов проявил мужество и стойкость. Он очень сдер­жанно отвечал на вопросы, признавая только то, что было известно Следственному комитету, умалчивая о делах тайного общества и почти не называя фамилий. Многие мемуаристы вспоминают о том, как смело вел себя Бесту­жев на допросах. Так, И.Д.Якушкин писал:«В глазах вы­сочайшей власти главная виновность Николая Бестуже­ва состояла в том, что он очень смело говорил перед чле­нами комиссии и очень смело действовал, когда его при­вели во дворец». На допросах он сжато изобразил тяже­лое состояние России и уже в первом показании сказал: «Видя расстройство финансов, упадок торговли и доверен­ности купечества, совершенную ничтожность способов наших в земледелии, а более всего беззаконность судов, приводило сердца наши в трепет».

 

Известно также, что после первого допроса Николай I сказал о Бестужеве — «умнейший человек среди заговор­щиков». Титулом «умнейшего человека» царь через пол­года наградит и А.С.Пушкина, но обоим «умнейшим» он будет стоить очень дорого: Пушкин окажется под тайным надзором, а Н.Бестужев будет осужден особенно строго. На решение судей, очевидно, повлияло именно его пове­дение на допросах.

В «Списке лиц, кои по делу о тайных злоумышленных обществах предаются по высочайшему повелению Верхов­ному уголовному суду», все осужденные были разделены на одиннадцать разрядов и одну внеразрядную группу. Николай Бестужев был отнесен ко II разряду, хотя мате­риалы следствия не давали основания для столь высокого «чина». Очевидно, судьи понимали действительную роль и значение старшего Бестужева в Северном обществе. «Второразрядники» осуждались Верховным уголовным судом к политической смерти, то есть «положить голову на плаху, а потом сослать вечно в каторжную работу».

 

Николай I внес в приговор ряд «изменений и смягче­ний», переместив некоторых «преступников» из одного разряда в другой. Осужденным по второму и третьему раз­рядам вечная каторга заменялась двадцатилетней с лише­нием чинов и дворянства и последующей ссылкой на по­селение.

По случаю коронации Николая I срок каторги для вто­рого разряда был снижен до 15 лет. Манифестом 1829 года он снова был уменьшен — до 10 лет, однако Николая и Михаила Бестужевых это снижение не коснулось, и они вышли на поселение только в июле 1839 года.

В казематах Петровского Завода Н.Бестужев снова начал активно заниматься литературным творчеством. Он писал романтические повести, путевые очерки, басни, стихотворения. В журналах появлялись его переводы из Т.Мора, Байрона, В.Скотта, Вашингтона Ирвинга, печа­тались научные статьи — по истории, физике, математи­ке. Многие из его рукописей после разгрома восстания были уничтожены, но и напечатанного довольно, чтобы судить о высоком мастерстве и профессионализме во всех вопросах, которых касался автор.

 

Особое место в его творчестве занимает морская тема. Не случайно посмертный сборник избранных сочинений Бестужева называется «Рассказы и повести старого мо­ряка». Не только он сам был моряком и историографом русского флота, но и вся его семья была преимуществен­но связана с морем. Причастность к флоту несомненно
способствовала и формированию революционных настро­ений в семье Бестужевых.

 

В Сибири начался новый этап творчества писателя. Здесь были задуманы и частично написаны воспоминания о 14 декабря, ряд художественных произведений, также вызванных к жизни трагическими событиями восстания. И мемуарная проза, и психологическая повесть, по сути дела, раскрывают одну тему — путей, которые привели участников восстания на площадь, а затем и в «каторж­ные норы», — их мировоззрения, их чаяний и надежд.

Мемуарная проза Бестужева, имевшего, кроме всего прочего, острый и точный глаз живописца, особенно при­мечательна. Его широко известные «Воспоминания о Ры­лееве» и коротенький отрывок «14 декабря 1825 года» мыслились им как часть более обширных воспоминаний о декабрьских событиях. Замысел остался незакончен­ным — об этом мы знаем из воспоминаний Михаила Бес­тужева, об этом с тоской говорил и сам Николай Алек­сандрович перед смертью.

Образ Рылеева показан через призму романтической повести: он восторжен и чувствителен, глаза его «сверка­ют», «лицо горит», и он «рыдает» и т.д., хотя мы знаем, что Рылеев был крайне сдержан накануне восстания. «Воспоминания о Рылееве» завершают заложенные в про­грамме Союза благоденствия «биографии великих му­жей», доводя эти биографии до 14 декабря 1825 года.

 

В своей мемуарной прозе Н.Бестужев, сохраняя автобиографическую основу, затушевывает подлинные лица и события литературными деталями, вымыслом. В автобиографической повести вымышленное повествова­ние отражает его собственные переживания. Но творче­ство Н.Бестужева не является пассивной регистрацией его жизненных коллизий. Он создает обобщающий образ декабристского положительного героя. Такой автобиог­рафической повестью можно считать «Шлиссельбургскую станцию». К ней примыкает рассказ «Трактирная лестни­ца». Судьба героев произведения сливается с судьбой по­литических единомышленников автора. Сюжет отказа от личного счастья служит для выражения сурового самоот­речения человека, избравшего путь профессионального революционера. Человек, восставший против самодержа­вия, жертвует своей свободой и потому не имеет мораль­ного права обрекать на страдание любимую женщину, которую ожидает разлука с мужем, отцом ее детей.

Не один только Бестужев писал о проблеме личного счастья для революционера. Ее ставила перед членами тайного общества сама жизнь, в которой было много та­ких примеров. Известно, что некоторые члены, которые обзаводились семьями, отказывались от дальнейшей ре­волюционной деятельности.

 

В маленьком рассказе «Похороны» писатель рассмат­ривает мотив несостоявшегося декабриста. Здесь автор выступает как обличитель душевной пустоты и лицеме­рия «большого света», где приличие должно замещать все ощущения сердца, где каждый выглядит смешным, если проявляет слабость и дает окружающим заметить свое внутреннее состояние. Написанный в 1829 году, этот рас­сказ — одно из первых прозаических произведений, в ко­торых обличаются фальшь и душевная пустота аристок­ратических кругов. В это время не были еще написаны антисветские повести В.Одоевского и А.Бестужева. Не был написал и «Рославлев» А.Пушкина, где «светская чернь» показана с таким же публицистическим запалом, как и в рассказах Н.Бестужева.

С размышлениями о судьбах и характерах поколения, вступившего в жизнь в канун Отечественной войны, свя­зана и повесть «Русский в Париже 1814 года». Сам Н.Бе­стужев не был в Париже (его военная судьба сложилась иначе), и повесть построена на парижских впечатлениях товарищей по каторге, и в первую очередь H.O.JIopepa. Момент вхождения русских войск в столицу Франции, реалии, лица, происшествия, запомнившиеся Лореру на­родные сцены — все это передано Бестужевым с мемуар­ной точностью. Историк и очеркист проявились тут в пол­ной мере.

«Русский в Париже 1814 года» — одно из последних дошедших до нас художественных произведений Бесту­жева. В Сибири он написал большую краеведческую ста­тью «Гусиное озеро» — первое естественнонаучное и эт­нографическое описание Бурятии, ее хозяйства и эконо­мики, фауны и флоры, народных обычаев и обрядов. В этом очерке вновь сказалась многосторонняя одаренность Бе­стужева — беллетриста, этнографа и экономиста.

 

Он не мог и не успел осуществить многие из своих за­мыслов, некоторые его художественные произведения были навсегда утрачены во время обысков, которым пе­риодически подвергались ссыльные декабристы. И тем не менее его литературное наследие весьма значительно. Бестужева можно назвать одним из зачинателей психо­логического метода в русской литературе. Анализ слож­ных нравственных коллизий в их связи с долгом человека перед обществом обнаруживает генетическую связь его рассказов и повестей с творчеством А.И.Герцена, Н.Г.Чер­нышевского, Л.Н.Толстого.

 

Н.А.Бестужев умер в 1855 году в тяжелые для России дни Севастопольской обороны. Михаил Бестужев вспо­минал: «Успехи и неудачи севастопольской осады его ин­тересовали в высочайшей степени. В продолжение сем­надцати долгих ночей его предсмертных страданий я сам, истомленный усталостию, едва понимая, что он мне гово­рил почти в бреду, — должен был употребить все свои силы, чтобы успокоить его касательно бедной погибаю­щей России. В промежутки страшной борьбы его желез­ной, крепкой натуры со смертию он меня спрашивал: «Скажи, нет ли чего утешительного?»

До конца своих дней Н.А.Бестужев оставался граж­данином и патриотом.