Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net


БАТЫЙ

(Вату, Саин-хан) (1208-1255) монгольский правитель и полководец

 

Основатель Монгольской империи Чингисхан умер в 1227 году, и его внук Бату, сын Джучи-хана, стал повелителем огромного пространства, лежавшего между Яиком и Днепром. Поход полчищ Батыя (так называли Бату-хана на Руси), возглавившего поход «к последнему морю», лишь в небольшой степени затронул европейские государства. Нашествие остановилось, споткнувшись на русском пороге. А.С.Пушкин с удивительной прозорливостью оценил всемирно-историческое значение борьбы Руси против завоевателей: «России определено было великое предназначение: ее необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы; варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощенную Русь и возвратились в степи своего Востока. Образующееся просвещение было спасено растерзанной Россией».

Под предводительством Батыя с 1236 по 1242 год татаро-монголы совершили завоевательные походы в Восточную и Центральную Европу. В 1237-1240 годах он предпринял два опустошительных похода на Русь. На захваченных землях Батый создал феодальное государство — Золотую Орду.

Как и другие царевичи-чингисиды, молодой хан Бату получил в свое владение удел, но после смерти Чингисхана развернулась междоусобная борьба за власть среди его наследников, в ходе которой Джучи, отец Бату, погиб, а сам юный хан вынужден был скитаться и постоянно опасаться за свою жизнь. Лишь при поддержке старого полководца Субэдэя, служившего еще Чингисхану, Бату был избран джихангиром — верховным военным предводителем.

 

Нашествие Батыя на Северо-Восточную Русь началось поздней осенью 1236 года. В нем участвовали не только монголы, но и воины завоеванных ранее земель, в частности кипчаки. Где-то у «предел Рязанских» в начале зимы 1237 года рязанские, муромские и пронские дружины встретили тумены (десятитысячные корпуса) Батыя, и была «сеча злая», упорная и кровопролитная, отмечал автор «Повести о разорении Рязани Батыем». О том, что народ видел высшую доблесть и героизм именно в открытом бою с завоевателями, свидетельствует создание народного сказания о подвиге Евпатия Коловрата, рязанского богатыря. В сказании говорится, что после «великой сечи» князья ордынские сказали Батыю: «Мы со многими царями, во многих землях, на многих бранях бывали, а таких удальцов и резвецов не видали, и отцы наши не рассказывали нам. Сии люди крылаты и не имеют смерти, так крепко и мужественно бьются, один с тысячей, а два с тьмой (древнерусская мера счета, равная десяти тысячам — Ред.). Ни один из них не может уйти живым с поля боя». А сам Батый говорил: «О Евпатий Коловрат! Многих сильных богатырей моей орды побил он, и многие полки пали. Если бы у меня такой служил — держал бы я его против сердца своего».

Русские люди мужественно сопротивлялись завоевателям, орды Батыя надолго задержались в русских зем­лях. Его полки пять дней, сменяя друг друга, непрерывно штурмовали деревянные стены Рязани. Сражения измотали защитников города, что позволило многократно превосходившим русских монгольским отрядам взойти на городские стены.

Упорное сопротивление оказала Москва, тогда еще рядовой городок на окраине великого княжества Влади­мирского, с небольшим деревянным Кремлем. Москвичи не сдались, несмотря на подавляющее превосходство сил противника. Ордынцам пришлось штурмовать Москву.

 

4 февраля 1237 года они подошли к Владимиру, столице Северо-Восточной Руси. Вся тяжесть борьбы легла на плечи вооруженного посадского населения и крестьян из соседских волостей, укрывшихся за крепостными стенами. Владимирский князь Георгий (Юрий) Всеволодович еще раньше покинул город и отправился на реку Сить собирать большое войско. На предложение сдаться защитники ответили решительным отказом. Хану Батыю пришлось перейти к планомерной осаде. Татаро-монголы непрерывно долбили стены камнеметными орудиями-пороками. После решительного штурма они наконец ворвались в город. Участь столицы была решена, так как, по словам историка В.Н.Татищева, здесь «оборонять было уже некому, многих тут побили и пленили».

На пути к Новгороду ордынцы осадили крепость Торжок. Она имела большое стратегическое значение, и руководил осадой сам Батый. Первый приступ нападавших был отбит, и они вынуждены были перейти к «правильной» осаде. Только после двухнедельных непрерывных приступов Торжок пал.

Позже на реке Сити татаро-монголы разгромили русское войско, а его предводитель, великий князь владимирский Юрий, был убит.

Широко известна героическая оборона Козельска, которым Батый, осаждая его два месяца, так и не смог овладеть, пока не подошли дополнительные силы. После многих потерь он все-таки взял Козельск, но с тех пор называл его не иначе как «злым городом».

Овладев Козельском, Батый отправился в степи, в землю Половецкую, и разбил здесь хана Котяна, который с 40 тысячами своего народа ушел в Венгрию, где получил земли для поселения. В следующем, 1239 году татарские полчища снова появились на северо-востоке, где восстали мордовские племена, завоеванные два года назад. В том же году большие силы ордынцев напали на русские города, расположенные на левом берегу Днепра. Это были крепости, которые прикрывали от нашествия Южную Русь. После осады пал город Переяславль и после ожесточенных боев был взят приступом Чернигов. Последней крупной акцией Батыя в 1239 году было вторжение в Крым.

 

Военные действия продолжались и в 1240 году. Часть войска Батыя прошла по побережью Каспийского моря к Дербенту. А осенью началось нашествие на Южную Русь. Главным препятствием на пути татар стал Киев. Жители города героически защищали его, сражались на стенах и на улицах, внутри жилищ. Во время археологических раскопок были обнаружены лежавшие в беспорядке кости защитников города и в развалинах домов, и у городской стены, и у «Батыевых ворот». Последним оплотом обороны стала Десятинная церковь, которую ордынцам пришлось разбивать камнеметными орудиями. 6 декабря город пал, и «люди от мала до велика вся убиша мечем». Но большие потери понесли и завоеватели, их наступательный порыв ослабевал.

 

Весной 1241 года, закончив опустошение Южной Руси, полчища Батыя покинули на время пределы русских земель. Страх напал на Западную Европу, когда там узнали о приближении татар к границам католического мира. Известия об ужасах, испытанных Русью от татар, страшные рассказы об их дикости распространялись по Германии и далее на запад. Император Фридрих II разослал воззвание к общему вооружению против страшных врагов. Он писал: «Время пробудиться от сна, открыть глаза духовные и телесные. Уже секира лежит при дереве, и по всему свету разносится весть о враге, который грозит гибелью христианству. Уже давно мы слышали о нем, но считали опасность отдаленною, когда между ним и нами находилось столько храбрых народов и князей. Но теперь, когда одни из этих князей погибли, а другие обращены в рабство, теперь пришла наша очередь стать оплотом христианству против свирепого неприятеля».

Но это воззвание не достигло цели. В Германии не откликнулись на призыв к всеобщему вооружению. Люди оставались в бездействии и страхе. Борьбу с Батыем должны были взять на себя одни славянские государства.

Весной 1241 года Батый перешел Карпаты и разгромил венгерского короля, опустошив его владения. Татаро-монгольское войско прошло по польской территории и в конце апреля вторглось в Нижнюю Силезию. Монголы пытались войти в Австрию, но здесь потерпели неудачу и отступили на восток. Западная Европа была спасена, но Русь надолго попала под иго татар.

 

Героическая борьба русского народа и других народов нашей страны, ослабившая наступательный порыв завоевателей, спасла от разгрома европейскую цивилизацию. Упорное сопротивление, которое встретил Батый на Руси, имело важное последствие для страны. Русь не стала «ордынским улусом», сохранила собственное управление, культуру, веру. На территории русских княжеств фактически не было ордынской администрации. В исторической перспективе это создавало возможности для самостоятельного развития страны и для борьбы против власти завоевателей.

Однако зависимость от монголо-татар русским князьям пришлось все-таки признать. В 1243 году Батый, вернувшийся на Волгу из западного похода и основавший в ее низовьях большое государство — Золотую Орду, вызвал к себе великого князя владимирского Ярослава Всеволодовича. Из рук хана Ярослав Всеволодович принял ярлык на великое княжение. По словам летописца, Батый «почти Ярослава великой честью, и мужи его, и отпусти его, рек ему: «Ярославе, буди ты старей всем князем в Русском языце». Ярослав же возвратился в свою землю с великой честью. Это означало, что Батый воздал должное великому князю и назначил его старшим над всеми русскими князьями, но этот факт был также формальным признанием зависимости от Золотой Орды.

Признанный полководец, Батый никогда не был великим каганом, т.е. формальным правителем Монгольской империи. Этот титул принадлежал его двоюродному брату хану Мункэ, а сам Батый проводил жизнь в сражени­ях, в одном из которых и был убит.